Человечество против центральных банков: хроника борьбы. (Часть 2)

Аргентина, Венгрия и Сербия против мирового финансового монстра

АРГЕНТИНА. ЖЕНЩИНА ПРОТИВ МИРОВОЙ ФИНАНСОВОЙ МАФИИ

Более трех лет назад президент Аргентины, Кристина Фернандес де Киршнер предприняла попытку поставить под свой контроль центральный банк страны и использовать его в интересах национального экономического развитиях. Конкретно Киршнер решила воспользоваться валютными резервами ЦБ для выплат по внешнему долгу страны. На начало 2010 года внешний государственный долг страны составлял около 13 млрд. долл. А международные резервы ЦБ – 48 млрд. долл. Столь большой объем валютных резервов объясняется тем, что Аргентине еще в 90-е годы прошлого века Международным валютным фондом, действующим, как известно, в интересах финансового интернационала, была навязана модель денежной эмиссии, называемая «валютным управлением» (currency board).

Президент Аргентины решила взять из международных резервов ЦБ примерно 1/7 часть (6,6 млрд. долл.) для выплат по внешнему государственному долгу. С экономической точки зрения это было совершенно правильно, т.к. международные резервы ЦБ обеспечивали чисто символическую доходность: от 0,5 до 1,0 % в год. А Аргентине на международном рынке предлагали займы под 14-15%. При покрытии государственных долгов за счет внешних займов страна все более погружалась бы в зависимость от мировых ростовщиков. При использовании резервов ЦБ Аргентина в короткий срок могла бы полностью избавиться от внешней долговой зависимости. Не трудно представить, как «финансовый интернационал» отреагировал на подобную попытку смелой женщины. Эта реакция была озвучена тогдашним президентом ЦБ Аргентины Мартином Редрадо, который отказался выполнять приказание Киршнер.

Президент страны в ответ подписала указ об увольнении Редрадо. Кстати, для вступления в силу указа президента необходимо его визирование всеми министрами правительства страны. Все министры поставили свои визы на документе. Тем не менее, Редрадо подал исковое заявление в суд Буэнос-Айреса и уже через пару дней (10 января 2010 года, какая оперативность!) аргентинская Фемида отменила указ президента страны. Конкретно судья по имени Сармьенто, которая вела дело, мотивировала свое решение тем, что «президент не имеет полномочий для принятия решения об отставке главы Центрального банка».

Удивительно, но суд не только принял решение о восстановлении Редрадо в должности президента ЦБ, но также потребовал отмены решения президента Аргентины об использовании международных резервов ЦБ для погашения долга страны. Указав, что для такого решения необходимо обсуждение и голосование в обеих палатах парламента. Примечательно, что ближайшая сессия парламента должна была состояться лишь в марте, а платежи по долгу надо было осуществить в самом начале наступившего 2010 года.

В конце концов, после привлечения парламента страны к решению вопроса президента Национального банка Мартина Редрадо удалось уволить в начале следующего месяца. Однако решение о запрете использования международных резервов ЦБ было оставлено в силе.

Примечательно, что в январе 2010 года счета Национального банка Аргентины в американских банках были заморожены по решению суда Нью-Йорка. Решение было вынесено на основании требований кредиторов-держателей внешнего долга Аргентины. Формально решение нью-йоркского суда не было связано с решением Киршнер. Однако специалисты, хорошо знающие «правила игры» в мировой финансовой системе, считают, что это было своеобразное предупреждение финансового интернационала президенту Аргентины. Полагаю, что это было напоминанием и тем странам, которые финансовый интернационал обязал накапливать валютные резервы и печатать свои «национальные» денежные знаки лишь под обеспечение бумажек, имеющих название «доллар» или «евро».

Однако на этом история не кончилась. Женщина-президент отказалась идти на поводу у мировой финансовой мафии.

1 марта 2010 г. Кристина Киршнер подписала указ о создании специального Фонда по погашению задолженности, наполнение которого было осуществлено за счет свободных золотовалютных резервов Центрального банка (4.382 млрд. долл.). Легализовать эту схему позволил национальный закон о чрезвычайных ситуациях. В первом полугодии 2010 г. из средств созданного Фонда на погашение государственных долговых обязательств перед частными кредиторами было затрачено 1.604 млн. долл., а перед международными кредитно-финансовыми организациями – 766 млн. долл. В конце первого полугодия 2010 года аргентинскому руководству удалось урегулировать большую часть старой государственной задолженности, которая образовалась еще во время дефолта (в начале десятилетия). Данный механизм существует и сегодня, хотя в мировых и российских СМИ этот прецедент всячески замалчивается. Скупую информацию можно найти лишь в аргентинских газетах. Вот пример такой информации: «Правительство Аргентины планирует в 2013 году продолжить использовать резервы Центрального Банка страны для погашения государственного долга. Ожидается, что «Фонд по облегчению бремени задолженности» в 2013 году возрастет до рекордной суммы в 8 млрд. долл. (в настоящее время 5 млрд. дол.)»[1].

Конечно, борьба за использование президентом Аргентины центрального банка в качестве инструмента национального развития натыкается на бешеное противодействие со стороны агентов финансового интернационала.
В сентябре 2012 года в мировых СМИ проскочило, например, следующее сообщение. Президент Аргентины Кристина Фернандес де Киршнер, недавно занявшая 16-ю строчку в рейтинге самых влиятельных женщин планеты, оказалась опять под угрозой судебного преследования. Сообщалось, что федеральный прокурор Карлос Сторнелли на основании заявления оппозиционного парламентария намерен завести уголовное дело на президента, председателя центрального банка, руководителя налоговой службы и министра торговли. Перспектива уголовного преследования главы государства вполне реальна. По мнению обвинения, высшее руководство якобы превысило полномочия, предоставленные законом о чрезвычайных ситуациях, когда использовало резервы ЦБ страны для погашения внешнего долга (кроме организованного преследования со стороны американо-израильского «инвестора» П.Зингера, в феврале 2013 года на страну было оказано давление и в виде угроз терактов со стороны «лиц финансовой национальности» — прим.ред.).

ВЕНГРИЯ. «БУНТ НА КОРАБЛЕ» ЕВРОПЕЙСКОГО СОЮЗА

В Венгрии (как и в Аргентине) отсчет описываемой нами истории идет от 2010 года. Весной указанного года в стране решительную победу одержали те, кого мировые СМИ окрестили как «националистические силы». Возглавляемая партией ФИДЕС коалиция завоевала 2/3 мест в парламенте. Для Запада было большой неожиданностью, что коалиция заявила об отказе от продолжения прежнего курса, который некоторые политики коалиции метко назвали «скармливанием страны» иностранным инвесторам. От слов новая власть перешла к делам. Уже летом 2010 года новый венгерский премьер Виктор Орбан выступил против диктата МВФ: отказался выполнять требования Фонда сокращать бюджетные расходы, делать беднее большинство населения своей страны и ввел, вопреки рекомендациям МВФ, дополнительный налог на банковский сектор, стремясь укрепить экономику за счет тех, кто на ней более всего наживается. Но и эти действия еще не самая главная крамола (вспомним, что, например, в Европейском союзе некоторые страны, особенно из южной Европы также отказываются сокращать бюджетные расходы, урезать социальные права трудящихся и т.п.).

Самое главное: в последние дни 2011 года было изменено законодательство, регулирующее статус центрального банка Венгрии. В МВФ и ЕС сразу увидели в этом попытку правительства Орбана подчинить Центробанк – «Венгерский национальный банк» (MNB) венгерскому же государству, лишив его тем самым пресловутой «независимости». А это уже прямая угроза тому, что страна может выйти из-под контроля финансового интернационала. Вот некоторые детали закона. Он предусматривает должность еще одного вице-председателя главы нацбанка, назначаемого главой правительства. Монетарный совет увеличивается с 7 до 9 членов. Члены его выбираются парламентом. Теперь неугодный директор MNB должен быть переизбран. А кандидатура главы MNB будет предложена премьер-министром президенту страны. Преобразование MNB на основании принятого закона должно быть проведено до конца марта 2012 г.

Через несколько дней после принятия «крамольных» поправок к закону о центральном банке вступила в действие новая конституция Венгрии (с 1 января 2012 года). Она явно не гармонировала с представлениями Европейского союза об «общечеловеческих ценностях». Так, в Основном законе было заявлено, что народ Венгрии объединяют «Бог и христианство». Заметьте – не банки и рынок, не «демократические ценности», а идеалы христианства. Кроме того, Основной закон подтверждал подконтрольность ЦБ правительству страны. Между прочим, Основной закон определил, что национальной денежной единицей страны является форинт. А решение о возможном переходе к евро может быть принято особо парламентским большинством.

Законодательные инициативы Виктора Орбана сделали его героем среди большей части соотечественников. За пределами Венгрии премьер-министра стали называть «Уго Чавесом Европы» (выражение «либерального» депутата Европарламента Даниэля Кон-Бендита). Вот как оценил международные последствия нового закона о Венгерском национальном банке депутат Европарламента Жан-Люк Меланшон: «Когда в Словакии к власти пришли крайне правые, Евросоюз хранил молчание, как и потом, когда националисты вошли в правительство Греции. Им было все равно — для них важны лишь деньги. А вот Орбан покусился на статус ЕЦБ, и этого ему не простят. Все, что угодно, но не это». В данном случае депутат подчеркивает, что венгерский закон о ЦБ может заставить европейских политиков задуматься и о статусе Европейского центрального банка, «независимость» которого просто безгранична.
Финансовый интернационал отреагировал моментально. На улицах Будапешта и других венгерских городов появились демонстранты – что-то наподобие нашей «болотной» публики. Самое удивительное: они несли плакаты, требовавшие «независимости» центрального банка! Просто умиляет столь глубокое знание вопросов денежно-кредитной сферы в среде уличных протестантов Венгрии. Сам MNB заявил протест против действий венгерских законодателей.

Усилились нападки на Виктора Орбана со стороны венгерских СМИ (они особенно мстили ему за включение в Основной закон положения о цензуре). Началось перетряхивание «грязного белья» 69-летнего президента Венгрии Пала Шмитта, который поддерживал все основные законодательные инициативы премьер-министра.

Подключились и внешние силы. Еще до принятия Конституции премьер-министра пыталась увещевать государственный секретарь США Хиллари Клинтон. Глава Еврокомисии Жозе Мануэл Баррозу написал Виктору Орбану несколько писем, в которых выразил свою обеспокоенность в связи с проведенными реформами, пообещав проверить через Суд Европейского Союза новое законодательство Венгрии на предмет соответствия общеевропейским нормам. Для давления на Венгрию Еврокомиссия также задействовала экономические рычаги, демонстративно прекратив переговоры о выдаче необходимого Венгрии кредита. А ведь еще незадолго до этого Венгрия числилась в списке «образцовых демократий» и в период финансового кризиса 2008-2009 гг. получила от ЕС, Всемирного банка и МВФ займов в общей сложности около 20 млрд. евро. В январе 2012 г. начались переговоры об очередном займе с МВФ, и Фонд заявил, что условием предоставления займа является возвращение «независимого» статуса Венгерскому национальному банку. А Венгрии на грядущий год, по оценкам экспертов, требовались внешние заимствования в объеме около 20 млрд. евро.

Реакция ведущих рейтинговых агентств была моментальной: в первых числах нового, 2012 года они сильно понизили кредитный рейтинг Венгрии. Иностранный капитал устремился за пределы Венгрии. Вниз пошел курс форинта, достигнув самых низких со времен кризиса значений. Процентные ставки по государственным долговым десятилетние бумагам правительства Венгрии превысили планку в 10%.

Уже в конце января 2012 года «венгерский Чавес» вынужден был пойти на попятную. В. Орбан, в частности, заявил: «Мы готовы последовать всем рекомендациям в отношении нашего Центробанка и его независимости. По-моему, острый конфликт между нами и Брюсселем сейчас состоит только в одном – некоторые члены Еврокомиссии рекомендовали членам правления нашего Центрального банка не приносить присягу на нашей конституции. Я согласен со всем, кроме этого». В апреле законодатели были вынуждены проголосовать за восстановление «независимости» Венгерского национального банка.

Финансовому интернационалу быстро удалось подавить «бунт на корабле». Уже проиграв сражение с мировой финансовой мафией, в мае 2012 года Виктор Орбан откровенно заявил: «Шайка бандитов, захватившая власть в Евросоюзе, занимается банальным порабощением всех, кого удаётся туда заманить! В Венгрии это поняли и пытаются спастись. Но международная финансовая мафия крепко держит венгров за горло…». А вот еще один комментарий В. Орбана: «С Венгрией обошлись как с колонией».

Что же, прошлогодние события в Венгрии показали, что ее лидеры раньше многих других европейских политиков разглядели тупики неолиберализма. Но сил этим лидерам для победы не хватило. Несмотря на достаточно мощную поддержку со стороны народа. В немалой степени потому, что Венгрия – очень небольшая страна. К тому же другие страны, входящие в Европейский союз, в тот момент ее «бунт» не поддержали (в результате усилиями Парламента Конституциооный Суд и Центральный банк Венгрии были поставлены под контроль правительства – по крайней мере на ближайшее время — прим.ред.).

СЕРБИЯ. ОРИЕНТАЦИЯ НА ЗДРАВЫЙ СМЫСЛ, А НЕ СТАНДАРТЫ ЕС

Не успела осесть пыль после бурных событий вокруг центрального банка Венгрии, как неожиданно был зафиксирован «бунт на корабле», называемом Сербия. В августе 2012 года Парламент Сербии одобрил поправки к закону о Центральном банке страны (139 голосов – «за», 39 – «против»). Согласно поправкам, за деятельностью центрального банка будет наблюдать специальная надзорная комиссия, члены которой войдут в совет ЦБ и в том числе смогут участвовать в выборах кандидатур на руководящие позиции банка. Ушел в отставку и глава банка Дежан Соскич. На его место была номинирована представительница правящей коалиции Йоргованка Табакович, заявившая, что «закон направлен на ограничение «всевластия» руководства банка ради увеличения контроля гражданами страны через избранных представителей. Центробанк должен лучше координировать свои действия с правительством страны, когда оно принимает все меры для борьбы с рецессией».

Главным аргументом нынешнего правительства в пользу принятия нового Закона являются утверждения о потере банком 300 млн. евро в результате неумелого руководства и ведения неправильной валютно-финансовой политики страны. В то же время, оппозиция считает, что введение нового закона грубо нарушает права Управляющего, ограничивающие его функции и противоречащие европейской практике. По мнению оппозиции, проект нового закона был внесён на обсуждение Скупщины спонтанно и без широкого обсуждения и консультаций с ведущими финансистами и Евросоюзом.

Последние изменения в режиме деятельности ЦБ (Национальном банке Сербии), по мнению оппозиции, явно противоречат нормам, действующим в ЕС. Напомним, Евросоюз закрепил за Сербией официальный статус страны-кандидата на вступление в марте 2012 г., когда во главе страны стоял Борис Тадич, представлявший демократов. Однако уже в мае расстановка политических сил изменилась, так как по итогам президентских выборов победу одержал социал-националист Томислав Николич, известный высказыванием: «Для Сербии предпочтительнее стать провинцией России, нежели частью Евросоюза». Тем не менее, господин Николич подтвердил неизменность курса на вхождение в ЕС, отметив, что собирается лишь «решить проблемы, накопленные демократами».

В то же время МВФ еще до одобрения парламентом поправок вынес предупреждение, что новый закон представляет «значительную угрозу независимости ЦБ». Вслед за этим, вероятно, последует и официальное разбирательство. Ранее, в феврале 2012 года, из-за растущего дефицита бюджета, достигшего 6% ВВП (вдвое выше порога МВФ) Фонд заморозил кредитную линию в размере 1 млрд. евро. Можно не сомневаться, что Фонд в случае возобновления переговоров о займе потребует Сербию отказаться от принятых поправок к закону о ЦБ. Уже через несколько дней после принятия поправок, ограничивающих «независимость» ЦБ Сербии, ведущие рейтинговые агентства снизили кредитный рейтинг страны. Например, агентство «Fitch» следующим образом прокомментировало свой негативный прогноз: «Новое правительство вместо того, чтобы сфокусироваться на коррекции растущего фискального дефицита и общественного долга изменило закон о центральном банке таким образом, что это подорвало доверие инвесторов и может усложнить заключение соглашения о новом займе МВФ».

Мировые СМИ практически не освещают дальнейшие события, связанные с Национальным банком Сербии. По крайней мере, официальных заявлений об отмене принятых поправок к закону о ЦБ Сербии также не было. Отчасти напряженность вокруг проблемы «независимости» ЦБ Сербии была снята в результате того, что в сентябре 2012 года Сербии удалось договориться о получении кредита на 700 млн. долл. от России. Однако, прессинг на Сербию со стороны ЕС продолжился. Уже несколько раз в сербских СМИ сообщалось о том, что Национальный банк Сербии якобы считает целесообразным привести закон о ЦБ в соответствие с требованиями ЕС.

_______________________
[1] «Ла Насьон», 21.09.2012 г.

Взято здесь

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *