Мемуарные думки в свете последних событий

Глядя на одобрительное улюлюканье говна нации насчёт действий хохлопов США, и глядя на их комментарии по одесскому террору, мариупольскому расстрелу и донецким бомбардировкам, начинаю понимать, как сильно и неоднократно мне повезло.

Мне не суждено было стать украинским ментом, хотя все шансы были. Ведь мой покойный отец был авто мастером, у которого чинили кузова своих иномарок пол-района Одесской области, в том числе генерал местного МВД. Он собирался хлопотать об устройстве жизни сына любимого авто-мастера и собутыльника.
С некой долей вероятности, сейчас мои руки были бы по плечи в крови, как у одесских ментов после 2 мая.

Мне не суждено было стать журналистом, хотя все шансы были. Ведь печатался же я в местной молодёжной газете у Владимира Мельникова и даже поступал на журфак.
С некой долей вероятности мои руки бы сейчас были по плечи в крови, как у журналистов Украины и неполживцев Эха, которые весело и исступлённо, истерят в уши, отрабатывая печеньки.

Мне не суждено было стать известным музыкантом, хотя все шансы были. Ведь играл же я в одном ансамбле с Олегом Буриловым и не только с ним, и не только в Казани, и даже записал некоторое количество песен со своим участием и деже на свои стихи.
С некой долей вероятности, мои руки были бы сейчас по локоть в крови, как у майданных киевских звезд и российских макаревичей, менестрельствующих в пользу убийц.

Мне было не суждено было стать известным поэтом, хотя все шансы были. Ведь участвовал же я в литературном объединении под руководством Алексея Остудина и где-то даже печатался.
С некой долей вероятности, мои руки были бы сейчас по плечи в крови, как у утончённых малахольных пиитов и богомерзких зильбертрудов, пишущих свои лирические вензеля пером, макая его в кровь убитых русских.

Мне не суждено было стать известным актёром, хотя все шансы были. Ведь я даже учился на одном курсе с Машей Фортунатовой и подавал мастерам большие надежды.
С некой долей вероятности, мои руки были бы сейчас по плечи в крови, как у ахеджакающих в студиях До///дя перхотных пархатых вестников культуры, изрыгающих в пьяном угаре словесный панинский сблёв, по-ельцински приватизировав право на истину.

Мне не суждено было стать известным дизайнером и художником. Хотя я всегда неплохо рисовал и тусовался с прогрессивными дизайнерами и художниками.
С некой долей вероятности, мои руки были бы сейчас по плечи в крови, как у рисующих хуи на мостах и прибивающих яйца к кремлёвской брусчатке гельмановских мазилок.

Мне не суждено было стать свободным гордым украинцем. Хотя я и вырос в Одессе в псевдоукраинской географии.
С некоторой долей вероятности, мои руки были бы сейчас по плечи в крови, как у схоронщиков из той самой крайней хаты, готовых выколоть себе глаза, вырвать языки и залепить СМИшными фекалиями уши, лишь бы спокойно спать и ничого нэ бачыть, бо до нас нэ дойдэ.

Мне очень повезло, что судьба меня отвела от такого греха, и я стал обычным ватником, который лабает антикоррозийку на строящихся заводах треклятого тиррана. Как впрочем повезло и моим друзьям, которые таки стали актёрами, музыкантами, художниками и поэтами, но не утопили свой разум в зловонной преисподней жиже и не жить им с этим грехом.

А вот, кому-то не повезло. Впрочем, у меня больше нет таких друзей.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *