Архив метки: мир

Назад в прошлое. Казань 90

Мировая общественность крайне обеспокоена ситуацией в Крыму.
Западные информагентства негодуют: где кровь? где взрывы? где беженцы? о чём писать?

Я им подкину пару идей. Читать далее Назад в прошлое. Казань 90

Смена геополитического баланса в мире

В воздухе запахло по другому. Эта неделя просто не давала оторваться от новостных каналов. Развивалась великая геополитическая шахматная партия. Молчаливая партия. Путин до сих пор ни сказал ни слова. Похоже очередной сезон Большой Игры подходит к завершению. Полной сменой геополитического баланса. Читать далее Смена геополитического баланса в мире

Резкий разворот Украины

Отмена евроинтеграции Украины произошла настолько резко, что я даже не успел её заметить.  Хотя слежу за этим вопросом довольно пристально.

Предлог: «а нам надо ещё подумать» — может быть для кого-то убедителен, но вообщем-то выглядит как-то уж слишком надуманным.

Полным курсом шёл пароход в заветный Западный порт, не приемля обстоятельств, и вдруг, уже в преддверии, резко развернулся и таким же галсом пошпарил на Восток.

Шо цэ було?

Сложно сказать как это было на самом деле. Есть только некоторые вещи, на которые стоит обратить внимание.

Процитируем Льва Рэмовича Вершинина:

На самом деле, всем разумным людям, так или иначе имеющим дело с бизнесом, — кроме десятка уж очень крутых, уже по факту не украинских, а европейских олигархов, — было ясно, что ассоциация с ЕС для экономики Украины равнозначна необратимому краху с соответствующими социальными последствиями. Об аккуратном, но жестком сопротивлении предпринимателей (причем, очень крупных) Востока и Юга на встрече с С-мим мы уже говорили, но всерьез забеспокоились и те, от кого власти такой подляны не ждали и ждать не могли, — бонзы прочно зажатого в кулак, до мозга костей ручного «Союза предпринимателей Украины».

Правда, руководство организации, — в лице бывшего кучмовского премьера Анатолия Кинаха, — тут же поспешило откреститься от такой борзости,  сообщив, что СПУ «поддерживает ассоциацию с ЕС«, а «предложение одного из промышленников отсрочить евроинтеграцию, высказанное в ходе встречи президента Украины с промышленниками и предпринимателями, является его личной просьбой. И она не отражает принципиальной позиции абсолютного большинства украинских бизнесменов«, но было это сделано натужно и неестественно:  заклеймив «диссидента», пан Кинах тут же осторожно добавил, что «обеспокоенность можно понять,  кроме позитивов , существуют и риски», а наиболее вероятный исход для Украины, если ассоциация все же состоится, -«превращение в сырьевой придаток развитого мира или полигон для потребления импортной продукции«.

А самую изюминку в тортик добавил тот факт, что этот самый депутат Валентин Ландык, позволивший себе крамольную «личную просьбу«, не какой-нибудь на всю голову отмороженный русофил, а самый что ни на есть «европоцентрист» с густой-прегустой оранжевой подкладкой и таким же послужным списком. Еще совсем недавно он рвался в ЕС чуть ли не в первых рядах, и более того, требовал «ввести экономические санкции против России«, но все-таки, не входя в узкий круг «украинских европейцев», когда дело подошло к последней черте, одумался. Комментарии излишни.

Но.

В сложившейся ситуации, экономика, которая, как считается, всему голова, дело десятое. Перспектива экономического краха при условии достижения личных, семейных и клановых целей разогнавшуюся машину не остановила бы. И причины столь резкого, на грани пропасти тпррру к экономике не имеют никакого отношения: до неприличия резкий поворот обусловлен, — можете считать это инсайдом, исходящим от людей, долго стучавших лбами в стену и в итоге все-таки ее пробивших, — тем, что люди, обитающие на вершине киевского Олимпа осознали провал своей главной политической стратагемы.

Прочитайте, тут все ясно и доступно. Действительно, верхушка «регионалов» вскармливала и взбадривала ОПГ «Свобода» как некую страшилку, чтобы вывести пана Тягнибока во второй тур выборов и ослепительно выиграть у нациста, который по-любому большее из зол. А получилось не так. Те, с кем они взялись играть в покер, оказались на много порядков квалифицированнее, и в итоге эта самая «Свобода», при всей крикливости, оказалась всего лишь одним из секторов оппозиции, без всякой перспективы вырваться в лидеры, ибо на роль лидеров Запад назначил совсем иных персонажей.

И самое главное, г-ну Януковичу с «ближним кругом» стало ясно, что их судьбы решены. До 2015 года потерпят, а затем прогонят. Возможно, не посадив, но, в любом случае, обобрав. И альтернативы никакой, потому что все попытки как-то усидеть будут сметены «улицей», — причем не пресловутой «Свободой», а боевиками совсем других, мало известных и вовсе неизвестных организаций, включая и «личные армии» некоторых кандидатов в президенты, уже сейчас проходящих первичную обкатку во всех областных центрах Украины, обучаясь не особенно стесняться в средствах. О том, что любая попытка силового подавления неизбежного мятежа будет истолкована Западом, как «расправа над мирными демонстрантами», а равно и о том, что по итогам событий виновниками всех эксцессов объявят «Свободу», которую и разгонят, а все остальные останутся белыми и пушистыми, говорит, надеюсь, нужды нет. Это и так понятно.

И потому — резкий (вы, дорогие друзья, даже не предствляете себе, насколько резкий) разворот к России.»

Вот теперь мы будем смотреть, чем всё это может закончится. Вряд ли Янукович отдаст власть. Но вряд ли и не будет попыток воплотить очередной оранжевый сценарий на Украине. Одно ясно, что без определённой поддержки Янукович бы вряд ли осмелился делать такие демарши. Видимо с кем-то договорился. Уж не за этим ли летал недавно в Кремль?

Безусловно это политическая победа Путина. Однако, она может повернуться стратегическим поражением.

Когда на Украине жизнь станет ещё хуже, а жизнь обязательно станет ещё хуже (потому что кризис, хоть он не на Украине родился, но безусловно на неё влияет). Обязательно найдутся люди, которые уповая на нелёгкую жизнь, будут говорить: «Воооот. А если бы в ЕС вступили, жили бы сейчас лучше!!!» Как те мрази, которые говорят, если бы проиграли в Великую отечественную, то пили бы сейчас баварское….(Посадить бы их)

Так вот, подписав евроассоциацию, шансов об этом говорить не осталось бы никаких. Как у прибалтов.

Европейское счастье

До чего же прекрасна и сладка жизнь за границей. Какое счастье уехать из этого российского ада в прекрасную богатую свободную Европу. Вы только посмотрите как шикарно живут простые европейцы. И не путайте туризм с эмиграцией.

Вавилонская башня нового мирового порядка

Происходящее с некоторых пор в Ираке, Ливии, Сирии имеет один общий, тщательно скрываемый аспект — разграбление американскими «освободителями» музеев и уничтожение целых пластов богатейшего наследия стран древней культуры. Так, после ограбления американцами музеев Багдада значительная часть доставшейся им добычи была выброшена на Западе на чёрный рынок антиквариата. Один из мотивов, который ведёт сегодня янки в поход на Дамаск, — тот же самый. Незаконная торговля антиквариатом считается не менее прибыльной, чем наркоторговля.

Однако не всё сводится к банальному грабежу сокровищ. На кону нечто гораздо большее – контроль над будущим посредством выборочного уничтожения бесценных артефактов прошлого… Не забудем, что столица Сирии — не только один из древнейших городов Земли (некоторые археологи дают ему 6-8 тысяч лет), но и город, которому в исламской, иудейской и протестантской эсхатологии уделяется одно из главных мест.Кто контролирует прошлое — контролирует будущее, кто контролирует настоящее — контролирует прошлое. Эта формула английского писателя и публициста, специалиста по психологической войне Джорджа Оруэлла известна сегодня всему миру. Управление будущим на основе изменения прошлого того или иного народа — посредством отсечения его исторических корней — способно уничтожить самую жизнестойкую нацию.

Представим человека, лишившегося памяти. Он приходит к другому человеку и спрашивает, кем он был раньше. Тот, у кого спрашивают, может сказать, что до потери памяти спрашивающий был его господином, которому он всем обязан. А может сказать, что потерявший память был его рабом, всем обязанным ему. И если потерявший память так и не сможет вспомнить, кто же он на самом деле, ему в итоге придётся руководствоваться в дальнейшей жизни навязанной ему историей. Точно так же можно поступить с целым народом: отбить у него память, уничтожив, например, все хранилища древних знаний (музеи, библиотеки) или переделав в своих интересах их содержимое.

Сегодня нечто подобное предпринимается в глобальном масштабе. Идёт подготовка к переписыванию истории всего человечества. Начался этот процесс после американского вторжения в Ирак. Эксперты считают разграбление иракских музеев (Багдадского, Мосульского и т.д.) крупнейшей культурной катастрофой века. В них были представлены коллекции доисторического, шумерского, ассирийского, вавилонского и исламского периодов. После американского вторжения из музеев и библиотек Ирака было похищено около 200 тыс. предметов искусства и культуры, большинство из которых представляет общемировую ценность, включая шедевры древнейших цивилизаций Ура, Шумера, Вавилона, Ассирии и других государств Междуречья – одной из колыбелей человеческой цивилизации.

Создание идеологического фундамента вавилонской башни нового мирового порядка имеет два аспекта – археологический и музейный.

Археологический аспект связан с целенаправленным уничтожением территорий раскопок как специальными глубинными бомбами, так и бронетехникой. Свидетельствует Наталья Козлова, научный сотрудник Государственного Эрмитажа, не раз бывавшая в Ираке: «Нерасшифрованные таблички лежат в земле тысячами. Или уже не лежат. После взрыва бомбы на этом месте никаких табличек не остается… Надо признать, что Хусейн заботился об иракских памятниках. Напрямую увязывая славу древних царей с собственным правлением… Саддам не только гордился памятниками, но и выделял немалые деньги на раскопки, изучение и сохранение культурного наследия, жестоко наказывая грабителей. Когда он потерял контроль над частью территории после войны 1991 года, ситуация серьезно ухудшилась».

Согласно докладу эксперта лондонского Британского музея Джона Кертиса, побывавшего на месте раскопок и зафиксировавшего все повреждения руин древнего Вавилона в 88 километрах от Багдада, ущерб был невосполнимым. Виновники — военнослужащие США и Польши. Кертису удалось обнаружить, что в большинстве случаев повреждения наносились умышленно. Например, американцы, без явной необходимости катались на танках по древней мостовой улицы. «Мы, конечно, догадывались о нанесенном Вавилону ущербе, но не могли даже представить себе, что он настолько велик… Утрата просто ужасна» — это оценка масштабов трагедии главой британского парламентского комитета по археологии лорда Редсдейла.

Командующий 1-м экспедиционным корпусом морской пехоты США в Ираке полковник Джон Коулман официально заявлял, что за разрушения в Вавилоне, совершенные американскими войсками в 2003-2004 годах, США готовы принести иракцам извинения. После американского вторжения на руинах Вавилона была создана военная база «Форт Вавилон», расположившаяся прямо на развалинах древних храмов. Там же были сооружены вертолетная площадка и заправочные станции. Солдаты рыли траншеи на археологических раскопах, а танки гусеницами разрушали древние настилы, возраст которых 2600 лет.

Сходная ситуация имеет место в Ливии – стране, занимающей богатейшую в археологическом плане часть Сахары. Согласно заявлению французского археолога Анри Лота, «Центральная Сахара в период неолита являлась одним из самых густонаселенных центров первобытного человеческого общества».

Музейный аспект возведения вавилонской башни нового мирового порядка связан с разграблением хранилищ артефактов древнейших цивилизаций планеты, как это было с музеем древних построек гарамантов под открытым небом в ливийском Джереме (Гараме), разграбленном якобы «повстанцами», не умеющими даже читать. Артефакты похищают, чтобы через некоторое время в новом, скомпилированном под нужды жрецов глобализма виде представить их как «материальное» подтверждение тезисов, открыто изложенных несколько десятилетий назад З. Бжезинским в книге «Технотронная эра». Сноуден и Мэннинг ещё не родились на свет, а Бжезинский уже писал об огромной «бесполезной массе» людей и о необходимости установить за ними контроль через постоянно обновляемые компьютерные файлы-досье:

«Мы движемся к технотронной эре, которая с легкостью может перейти в диктатуру… Соответствующие государственные органы будут иметь доступ к этим файлам, власть будет сосредоточена в руках тех, кто контролирует информацию. Существующие органы власти будут заменены учреждениями, задачей которых будет упреждающее выявление возможных социальных кризисов и разработка программ управления этими кризисами… Это заложит тенденции развития на несколько последующих десятилетий, которые приведут к технотронной эре – диктатуре, при которой почти полностью будут упразднены существующие ныне политические процедуры. Наконец, если заглянуть вперед, то откроется возможность биохимического контроля за сознанием и генетические манипуляции с людьми, включая создание существ, которые будут не только действовать, но и рассуждать, как люди».

Венцом «технотронной эры» должно стать торжество нового мирового порядка в виде всемирной Империи во главе с кастой «посвященных» и остальным «контингентом», где в рамках внутреннего круга будут поклоняться единому «верховному существу».

Вот для чего в наши дни по всему миру собираются священные реликвии народов мира. Ведёт сбор своеобразная научно-исследовательская структура, которую по аналогии с Третьим рейхом можно назвать «Аненербе» нового мирового порядка. В Ираке её люди использовали удостоверения некоего «Американского союза культурной политики»,заранее имели информацию о сейфах с интересовавшими их экспонатами, ключи от них и т.д. По информации директора Иракского государственного департамента исторических памятников и наследия Дони Джорджа, в Иракском национальном музее в Багдаде была полностью уничтожена научная работа, которая велась на протяжении последних 100 лет. При осмотре музея его сотрудники обнаружили профессиональные стеклорезы, оставленные грабителями. «Ни одна копия из гипса из хранившихся в музее не тронута. Брали только оригиналы, то, что представляет историческую ценность… В результате мы лишились того, что составляет достояние всего человечества – бесценных шедевров искусства, которые уходят в глубь веков на 5 тысяч лет», — свидетельствовал Дони Джордж.

А в марте 2011 года СМИ обошло сообщение: доктор Дони Джордж, блестящий учёный, ассириец по национальности, скончался от внезапного сердечного приступа в аэропорту канадского города Торонто. Он спешил выступить перед канадскими слушателями с лекцией, посвященной поиску сокровищ, похищенных из иракских музеев. Начиная с 2003 года, главной заботой Дони Джорджа была неустанная борьба за возвращение на родину ценностей, украденных американцами из музеев и похищенных с мест археологических раскопок в Ираке. Дони Джордж никогда не скрывал, что правительство США замешано в запланированной краже художественных сокровищ Ирака.

Можно вспомнить и о некоторых таинственных событиях, происходивших в Египте во время «революции» 2011 года. Национальный музей в Каире, находящийся между сожженной во время беспорядков резиденцией Мубарака и бурлившей площадью Тахрир, по сообщениям СМИ, якобы пострадал и был разграблен. На самом же деле имело место нечто иное: неизвестные люди, появившиеся в музее одновременно с началом беспорядков, с большим знанием дела «прошерстили» фонды музея. Взяли очень немного, но самое ценное, причём не в материальном, а в культурном смысле, не повредив ни одной витрины.

Точно так же при вторжении в Ирак первыми на территорию этой страны, ещё до начала военных действий Западной коалиции, вступили люди «Аненербе». Нечто подобное имело место в Ливии и Египте, сейчас такая же операция запланирована в Сирии. На этих людей возложена особая миссия: нахождение и изъятие заранее намеченных реликвий и ценностей. Упорство в достижении цели тех, кто их снаряжает, ничем не уступает упорству руководителей гитлеровских СС с их «мистикой рун», стремлением воткнуть флаг со свастикой на Эльбрусе и т.п. Именно эти люди становились первыми мародерами, с большим знанием дела грабившими музеи и другие государственные учреждения, а также дома и дворцы с их частными коллекциями состоятельных иракцев и ливийцев. Теперь то же самое они хотят повторить в Сирии.

Помимо банального стремления к обогащению, в действиях этих людей неизменно сокрыт оккультно-мистический смысл. Они вступают не на территорию современного Ирака или Сирии, а в Древнюю Месопотамию, в столице которой, Вавилоне, был воздвигнут Эль-Темен-Ан-Ки — «дом краеугольного камня небес и земли». Это магическое строение, предназначавшееся в том числе для наблюдения за звездами, названо в Библии Вавилонской башней. Углы её соответствовали четырем сторонам света, в направлении которых и будут теперь предприниматься военно-террористические действия претендентов на роль новых хозяев мира. В планах оккультистов, захватив Ирак, Сирию, Египет, потомки строителей Вавилонской башни, споривших с Богом и рассеянных за это по земле, вернутся, наконец, в свою колыбель для возведения нерушимой, как им мнится, башни нового мирового порядка.

 

источник

Исторический ликбез. Что такое фашизм и откуда он пошёл

Фашизм, как известно и понятно большинству, — это плохо. Но после разговоров с людьми хочется порой спросить: вы знаете, что такое фашизм? Чем он отличается, к примеру, от социализма? Что это вообще такое? Разговоры с людьми выявили чудесное. Для большинства фашизм — это абстрактное, непознаваемое ЗЛО. В силу этой непознаваемости ярлык «фашизм» оказался сегодня так востребован в интернете — с его помощью на любого легко навесить связь с этим самым злом. И ведь не опровергнешь — особенно если сам не знаешь, что это такое.

Фашизм — это очень большая и сложная тема. Но давайте с самым простым разберёмся. Например, как родился фашизм? Ведь не от грязи же он зародился? Почему не было его, не было — и вдруг появился?

Фашизм родился в Европе. И первой страной, которая его познала, была Италия.

После Первой Мировой положение победоносной Италии было крайне тяжёлым. На фронтах погибло 700 тыс. итальянцев (для страны с населением в 35 млн это весьма серьёзно), сильно вырос внешний долг, нарастала волна банкротств, росли цены. На фоне этого нарастала и классовая борьба. Благо, пример России и Октябрьской революции был свежайший.

Борьба в Италии приняла весьма интересный вид. Итальянские пролетарии первыми осознали, что их очень много, а капиталистов — очень мало. В августе 1920 года итальянские металлурги потребовали повышения зарплаты. Промышленники в ответ устроили локаут. И тогда итальянские рабочие просто стали занимать фабрики и заводы. Притом — во всех отраслях. Рабочие и служащие сами наладили снабжение сырьём, производство, отгрузку и реализацию продукции. Наиболее отличились среди лидеров этого движения Грамши и Тольятти. Рабочие удерживали фабрики в своих руках около месяца.

Правительство сумело подъёмом зарплат и обещаниями по другим пунктам добиться раскола рабочих и вернуло фабрики владельцам. Но не жить же постоянно под диктатом обнаглевшего хама?!

А в 1919 году в Италии была создана первая фашистская организация. И в 1920 году фашисты приняли участие в выборах. Фашисты выдвигали лозунги установления республики, созыва Учредительного собрания, упразднения Сената, отмены воинской повинности (популярная идея после страшной для Италии войны), титулов, конфискации «непроизводительного» капитала.

Кстати, лозунги фашистов настолько мало заинтересовали людей на фоне идей как буржуазных, так и социалистических, что в парламент от фашистов не прошло ни одного кандидата. Например, в Милане, где фашистский список возглавлял Муссолини, за социалистов проголосовало 170 тыс., за Народную партию — 75 тыс., за фашистов — 5 тыс.

Но лозунги нам показывают, что основные идеи фашизма, как то: ограничение капитала созданием жёстко структурированной общественной пирамиды, ограничение банковского и земельного капитала в пользу промышленников и мелкой буржуазии — были изначально. Просто они в 1920 году не заинтересовали ни буржуазию, которая не хотела «ограничиваться», ни трудящихся, которым идеи социалистов об общественном равенстве были гораздо ближе.

Но вот после событий 20 года…

Буржуазия, чуть не потерявшая свой капитал и имеющая перед глазами пример Советской России, победоносно завершавшей Гражданскую войну, была страшно перепугана. Вариант вырисовался крайне неприглядный — потерять всё, то есть совсем всё. И правительство Джолитти стало последовательно поддерживать фашистов. В 1921 году численность фашистских организаций стремительно росла. При этом основные кадры шли из мелкой буржуазии, части интеллигенции и «рабочей аристократии», деклассированных элементов. Столкновения фашистов и коммунистов стали повседневным явлением. Кое-где даже появлялись баррикады.

Но на выборах 1921 года народ всё ещё слабо поддерживал фашистов. Социалисты и коммунисты получили 138 мандатов, Народная партия — 108, фашисты — 35.

Но в это время выявилась основная цель фашистов и то, что было стрежнем их идеологии — противостояние коммунизму. Фашизм всегда полностью враждебен коммунистической идее, хотя всегда выступал под лозунгами защиты народа, блага трудящихся, справедливости, защиты от произвола капитала. Он вообще отрицает борьбу на классовой основе. При этом фашизм постоянно апеллирует к патриотизму. Этим он открывает дорогу к обеспечению интересов своей буржуазии путём внешней экспансии и заодно выставляет всех своих противников «антипатриотами».

При поддержке правительства фашисты сумели заключить «пакт умиротворения» между фашистами и социалистами. Это было сделано под лозунгами единения общества и народного блага, но на деле разделило социалистов и коммунистов.

В 1922 году фашисты во главе с Муссолини без выборов пришли власти, осуществив так называемый «поход на Рим». Ватикан, королевский двор, командование армии и Конфдерерация промышленности добились назначения Муссолини премьер-министром Италии. Италия стала первым «фашистским» государством.

Защитники и идеологи фашизма всегда объявляли его «надклассовым» явлением. Они использовали такие стандартные штампы, как «антимонополистическая революция», «диктатура люмпен-пролетариата», якобы подчиняющего себе и пролетариат, и буржуазию. Кроме того, фашизм выдавался за переходный этап от капитализма и социализма к постиндустриальному обществу.

И конечно, фашизм всегда мимикрировал под различные формы «народного социализма» или «неокоммунизм». Это делалось как с целью получить поддержку максимально широких масс трудящихся, так и с целью представить фашизм неизбежной стадией социально-политического развития общества. При этом расплывчатая фашистская теория для масс, не объясняющая, зачем людям нужно строить общество с жесточайшей иерархией на грани кастовой системы и с сохранением эксплуатации человека человеком, маскировалась всевозможной мистикой и высшей волей.

Фашизм оказался самой эффективной мерой капиталистического общества в борьбе с пролетариатом внутри собственной страны. Он стал возможен только тогда, когда капитализм «увидел свою гибель в лицо». В фашистском обществе каждый его член должен чётко выполнять волю своего «фюрера», не только вождя нации, но и каждого прямого начальника. И за это такое общество обеспечивает тебя согласно занимаемому тобой статусу. То есть ты не получишь ничего более положенного, но ты не получишь и меньше положенного. Фашизм защищал мелкую буржуазию от полного разорения её крупным капиталом, тем самым ограничивая крупный и банковский капитал, «трудоустраивал» деклассированные элементы общества.

Отсюда и многие элементы внешнего сходства фашизма с социализмом. Это и планирование экономики, и государственное её регулирование, и отсутствие многопартийности.

Но они никак не отменяют принципиальные отличия: эксплуатацию человека человеком ради прибыли, большое социальное расслоение общества (притом — жёстко зафиксированное), принцип «человек — лишь часть механизма».

…И очень важно помнить, что на самом деле фашизм определяется не по названию, а по своим признакам. Пиар не значит ничего: Папа Римский благословил фашистов, а самая известная на земле фашистская партия называлась «Национал-Социалистическая Немецкая Рабочая Партия».

Теперь — во что он может вылиться.

Само название «фашизм» идёт от латинского слова «фасца» — вылившегося в итальянское «фашио». Так в Древнем Риме называлась связка розог у ликтора. Ликторы, судебные исполнители при высших должностных лицах Римской республики, носили с собой и инструмент — связку розог с воткнутым в неё топориком. Фашисты обыграли существующую во многих народах легенду про мудрого отца и сыновей, которым он давал задание сломать веник/метлу/фасцу. И только самый мудрый догадывался ломать не весь пучок, а прутки поодиночке.

Основной лозунг фашистов для своих членов — «пока мы едины — мы непобедимы». Хороша и сама история, и лозунг. Они учат правильному. Но как это преломлялось в фашизме как в политическом движении? Кстати, фашисты любили ещё один лозунг — «кто не с нами, тот против нас». Этот лозунг вообще библейского происхождения.

Что же здесь не так?

На самом деле основной особенностью фашизма являлось то, что он — ближайший родственник банального бандитизма. То есть фашистские группировки собирают сторонников не под конкретную идею, веру или философию. Они собирают сторонников под свою силу и под обывательское желание контроля. Именно это, кстати, облегчает мимикрию фашизма под любую востребованную философию или идею, под её примитивную, вульгарную форму.

Всегда бывали случаи, когда бандиты пробираются во власть. Они есть и сейчас. Бандит, используя деньги и влияние, оказывая давление на оппонентов вплоть до угрозы убийством (или просто убивая), выбирается или назначается во властные структуры. Но он становится политиком или чиновником. Фашизм — это не когда бандиты пробираются во власть, это когда власть сама оказывается бандитом. Любая власть может заниматься террором, сажая в тюрьмы по жутким законам или ложным обвинениям своих противников. Но фашизм сажает в концлагеря не по приговорам, а просто вычленяя по какому-то формальному признаку. При любой власти могут убивать или выгонять людей, не разделяющих цели власти, но узаконенные публичные погромы — элемент фашизма.

И вот фашисты начинают свою политическую деятельность с создания групп активистов, которые вскоре оказываются способными к проведению силовых акций. Далее это перерастает в боевые отряды. И если на начальном этапе фашисты готовы идти на союз с кем угодно, то, набрав силу, они начинают громить всех, кто не с ними. В том числе и бывших союзников. При любом варианте фашизма все люди делятся на две части — свои и чужие. Чужие виноваты во всех бедах и их нужно подавлять, а если не получается — уничтожать. Решение проблем своих постоянно происходит за счёт чужих. Если чужих не хватает — назначают новых чужих из бывших своих.

«Мы круты потому, что мы — банда!». Фашисты вербуют основную массу сторонников из мелкой буржуазии,  части интеллигенции, маргиналов и люмпинезированной части пролетариата потому, что именно эти категории в обычной жизни менее всего защищены от произвола. А тут их не только защищают, но и дают им самим творить произвол.

И вот, рассмотрев некоторые особенности фашизма, мы можем взглянуть на установление фашизма в Германии. Ведь до 1930 года фашистская партия в Германии, НСДАП, была весьма заурядной и малозначимой.

Если в Италии фашистов привел к власти тяжелейший послевоенный кризис, то в Германии — Великая Депрессия. В результате кризиса в Германии обанкротилось 68 тысяч предприятий, в 1930 году ушло в отставку социал-демократическое правительство и власть была передана буржуазным партиям (аналог нашего СПС — партии крупного капитала), к правительству Брюнинга.

И сразу по стране прокатились знакомые современному человеку реформы — сокращение пособий, пенсий, жалования служащим, рост налогов и цен, сокращение госфинансирования строительства жилья. Ну и разумеется — спасение банков за счёт госбюджета. Это привело к росту числа стачек и забастовок, к падению авторитета правительства. И вот, на фоне этой красоты, глава треста «Ферайнигте Штальверке», Фриц Тиссен, организовывает в Дюссельдорфе встречу Гитлера с крупнейшими промышленниками страны. И Гитлер получает «карт-бланш». Его предвыборные компании и партийную деятельность финансируют крупнейшие промышленные и финансовые гиганты Германии.

В ходе предвыборной компании немецкие фашисты обещали безработным работу и увеличение пособий, рабочим — повышение зарплаты и улучшение условий труда, мелким крестьянам — ликвидацию аренды, прощение долгов и субсидии, торговцам — снижение налогов и дешёвый кредит и так далее и тому подобное. Но главное — фашисты нашли главных виновников тяжёлого положения рядовых немцев. Они ведь не даром, в отличие от фашистов Муссолини, сделали ставку на ультранационализм — нацизм. Виновниками оказались евреи и международный империалистический капитал, в основном — английский и американский. Немцы — они лучшие в мире, они умные, храбрые, дисциплинированные, трудолюбивые и благородные. Вот только евреи внутри страны и империалисты во вне (ну и прихвостни тех и других) — они пьют соки из немецкого народа, грабят его, ставят его на колени. И вот фашисты Германии, нацисты, начали поднимать народ на борьбу с международным еврейским капиталом. А заодно устраивать еврейские погромы, отжимая мелкий бизнес в пользу бюргеров, активистов НСДАП, в пользу «коричневых рубашек» («форма» боевиков НСДАП).

Миллионы выказали свою поддержку нацистам, реваншистские идеи охватили общество. Люди выходили на демонстрации под лозунгами «Против Версаля и национального угнетения», «За сильную Германию, за 3-ю империю» (кто не помнит — в Первой мировой потерпела поражение, была обкромсана территориально и разрушена 2-я империя). Социальные лозунги и лозунги классовой борьбы стремительно осыпались с нацистов, как ненужная шелуха. В это время миллионы немецких рабочих отлично знали вопрос, который сейчас любят задавать у нас — «Кто тебе ближе, чилийский рабочий или свой предприниматель?». Ясно, что предприниматель, ибо он «свой», а чилийский рабочий — «чужой». Национальное деление выходило на первое место и обеспечивало лояльность к местной буржуазии. Многие видели, к чему идёт Германия, и пытались противостоять коричневой волне. Но выступить против фашистов решилась только коммунистическая партия Германии. В итоге выборы показали как раскол общества, так и наличие в нём только двух реальных сил — нацистов поддержали 6,4 млн. избирателей, коммунистов — 4,6 млн. Социал-демократы, ещё в 1929 году решительно расстрелявшие первомайскую демонстрацию коммунистов в Берлине, выполняли все требования нацистов и стремительно теряли влияние.

В 1931 году, на деньги банкира Шахта, Гитлер создал так называемый «Гарцбургский фронт», объединивший немецких военных, националистов и олигархов. В 1932 году Гитлер выступил в Дюссельдорфе перед 300 крупнейшими финансистами и промышленниками Германии, разъяснив им программу НСДАП и пообещав «искоренить марксизм» — и получил полную финансовую поддержку.

На президентских и парламентских выборах в Германии в 1932 году социал-демократы поддержали кандидата от буржуазных партий — Гинденбурга. В результате Гинденбург получил 18,6 млн. голосов, лидер КПГ Тельман — 5 млн., Гитлер — 11,3 млн.

В 1933 году на встрече в доме банкира Шредера крупнейшие монополисты и банкиры Германии пообещали Гитлеру передать власть нацистам. И менее чем через месяц Гинденбург назначил Гитлера канцлером Германии.

В марте 1933 года нацисты объявили коммунистическую партию Германии вне закона (к этому времени уже многие коммунисты были убиты, а 18 тыс. было посажено).

В мае 1933 года нацисты ликвидировали профсоюзы.

В июне 1933 года была запрещена социал-демократическая партия Германии.

Социал-демократы и профсоюзы, не поддержавшие коммунистов и пошедшие на соглашение с нацистами, ненадолго пережили КПГ.

В октябре 1933 года Германия вышла из Лиги наций и начала стремительную милитаризацию. Ведь пора было подымать мощь и благополучие «своих» за счёт «чужих». И чтобы некоторые из «чужих» не сразу догадались — строго под лозунгом борьбы с «большевистской заразой».

Можно увидеть, что между фашизмом Гитлера, фашизмом Муссолини, фашизмом Франко и другими «фашизмами» есть много различий. Они вызваны мимикрией под разные идеи. Муссолини упирал на социальное государство, Гитлер на нацизм и расовую теорию, Франко — на наведение порядка и борьбу с сепаратизмом. Но везде это был приход к власти сильной банды, действовавшей бандитскими методами, террором. И поведение фашистской партии, контролирующей страну, не сильно отличается от поведения преступной группировки, контролирующей район и «наводящей порядок». Активисты фашистских организаций, «коричневорубашечники», могут преследовать людей, организовывать погромы, изымать имущество и так далее. Фашистские партии действуют, выходя за рамки государственных органов и подменяя их. Не все знают, но СС, которая обеспечивала охрану и эксплуатацию концлагерей, имело собственные вооружённые формирования и внутреннее судопроизводство —  вообще не была государственной организацией, только партийной.

Но как у нас многие шли в годы перестройки за справедливостью к бандитам, так и от фашистов простые обыватели ждали этой справедливости. И по мелочам они её получали, как и справедливость от бандитов. Но за это они должны были платить. Если на уровне государства — то лояльностью и прямой поддержкой фашистов, участием в их акциях.

Но начинается всегда фашизм с демагогии, с обещания наведения порядка и с деления всех людей на «своих» и «чужих». «Свои» — лучшие, богоизбранные, правильные, с особой миссией в этом мире. «Чужие» — коварные негодяи, боящиеся лучших, богоизбранных, правильных и мечтающие прервать особую миссию. И «порядок» со «справедливостью» фашистами наводятся за счёт «чужих».

Ну и немного цитат из «Доктрины фашизма» Муссолини:

«Фашистское государство, высшая и  самая  мощная  форма  личности,  есть сила,  но  сила  духовная. Она синтезирует   все формы моральной и интеллектуальной жизни человека. Поэтому государство  невозможно ограничить задачами порядка и охраны, как этого хотел  либерализм».

«Прежде всего фашизм не верит в возможность и пользу постоянного  мира, поскольку  в  общем  дело  касается  будущего   развития   человечества, и оставляются в стороне соображения текущей  политики… Только война напрягает  до высшей  степени  все  человеческие силы и налагает печать благородства на народы, имеющие  смелость   предпринять таковую. Все другие испытания являются второстепенными, так как не ставят человека перед самим собой в выборе жизни или смерти. Поэтому доктрина, исходящая из предпосылки мира, чужда фашизму. Также чужды духу фашизма все интернациональные    организации общественного характера, хотя они ради выгоды при определенных  политических положениях могут быть приняты».

«Фашизм — концепция религиозная; в ней человек рассматривается  в  его имманентном  отношении к высшему закону, к объективной Воле, которая превышает отдельного индивида, делает его сознательным участником духовного общения».

«Фашистская концепция государства антииндивидуалистична; фашизм признает индивида, поскольку он совпадает с государством, представляющем универсальное сознание и волю  человека в его историческом существовании… фашизм утверждает государство, как истинную реальность индивида».

«Вне государства нет индивида, нет и групп (политических  партий, обществ, профсоюзов, классов)».

«Подобное понимание жизни приводит фашизм к решительному отрицанию доктрины, составляющей основу так называемого научного социализма Маркса… Отринув исторический материализм, согласно которому люди представляются только статистами истории, появляющимися и скрывающимися на поверхности жизни, между тем, как внутри движутся и работают направляющие силы, фашизм отрицает постоянную и неизбежную классовую борьбу».

 

 

Борис Юлин