Архив метки: экономика

Свидетельства краха фабрик алчности США

Поколение свидетелей Перестройки очень хорошо помнит, как с приходом либеральной экономики рушились колоссы индустриальной державы. Как свободная метла рынка вычищала из всех уголков класс креаторов, создателей Великой Страны, форматируя его в торгашей, на угоду новому экономическому сектантству. Не смотря на глобальное строительство новых предприятий в России, мы до сих встречаем руины былой промышленной мощи, а на территории бывшей Украины мы в них существуем.

Гигантские торгово-развлекательные мега-моллы — это жертвенные костелы золотого тельца, эти Церкви Потребления заполонили пространства городов, и миллионы апологетов новой экономической доктрины сдают свою жизнь под проценты мамоне. Эти фабрики алчности, фабрики корысти, фабрики тлена, куда на ежедневную работу ходит целое поколение, выросшее в 90-х, думает, что они — вечный бастион нового мирового счастья.

Мне бы хотелось, чтобы они испытали те же чувства, которые испытало поколение Свидетелей Перестройки, когда либеральные экономисты ломали наши заводы, наши фабрики и выкидывали людей на улицы. Мне бы хотелось, чтобы они вдоволь насладились симфонией разрушения их жертвенных костелов, когда таран кризиса не щадит ни какой роскоши и никакой мощи.
Я дождался этого момента. Ваш бог умирает в своей же преисподней.

Смотрите на его агонию, и не говорите, что этого не может быть.

Читать далее Свидетельства краха фабрик алчности США

Неоколонизация на примере Польши или чего ожидать Украине.

Еженедельник «Солидарность» опубликовал очень интересное интервью с профессором Витольдом Кежуном. Приводим фрагменты:

Климатический пакет выгоден для Запада Европы, который комбинирует, чтобы эксплуатировать страны Центральной Европы. Они должны быть новыми колониями. Этому служит ликвидация польских банков, тяжелой промышленности и торговли — с профессором Витольдом Кежуном беседует Кшистоф Свёнтек

— Вы выражаете мнение, что Польша является объектом неоколонизации. В чем оно заключается, кто реализует эту концепцию, и каковы будут ее последствия?

— Проблему неоколонизации я знаю достаточно хорошо, потому что в течение 10 лет я руководил одной из больших программ ООН по модернизации стран Центральной Африки. И я имел возможность ориентироваться, как выглядит политика большого капитала по отношению к бывшим колониальным странам. Когда они становились свободными, то, как правило, восстанавливали доступ к источникам сырья, а также к предприятиям, которые ранее находились в руках колонизаторов. В II-й половине 80 годов началась масштабная акция неоколонизации. Международный капитал «объявил» жителям Африки: вы обрели независимость, свои государства, зато мы выкупим ваши предприятия, которые в основном занимаются эксплуатацией месторождений полезных ископаемых, а также выращиванием кофе, чая или экзотических фруктов. Вы будете возглавлять малые и средние фирмы, работать на земле, и, конечно, покупать наши товары, потому что сами, производя немного, будете вынуждены импортировать.

На рубеже 70-х и 80-х годов начинается информационная революция. Создаются мощные бизнес-империи, которые получают шанс влиять на весь мир. Появляется уникальная возможность для неоколонизации. Одна финансовая группа смогла приобрести, например, шахты в Конго, Руанде и Уганде. Ужасающий уровень коррупции в Африке облегчил необычайно дешевую покупку. Эта акция, одобренная Международным валютным фондом и Мировым Банком, получила широчайшее распространение.

— Последствия политики большого капитала Вы видели в Руанде.

— Я знаю подоплеку руандийского конфликта. В моем проекте работали 56 человек, в том числе 45 негров, из которых только двое выжили. Остальные убиты. Весь конфликт был масштабной акцией американского капитала. Когда в начале 60-х годов Руанда и Бурунди получили независимость, властью завладели представители народности тутси. Позже в Руанде произошла революция, и власть перешла к представителям народности хуту, а большинство тутси бежали в Уганду. Оказалось, что беженцы из Руанды представляли более высокий уровень, чем местное население, и таким образом они приобрели контроль над армией. И тогда была достигнута договоренность с американским военным капиталом — вы нам дадите в кредит оружие, а мы ударим на Руанду, а потом через Бурунди мы дойдем до Заира, который является самой богатой страной, обладающей природными ископаемыми, алмазами и ураном. Заиром тогда управлял бельгийский и французский капитал, а войти туда хотел американский капитал. Все разыгрывалось на моих глазах. Американцы передали оружие в Уганду, и она начала войну. Руанда имела более плохое советское вооружение. Я эвакуировался в тот момент, когда мой заместитель был убит, а угандийская армия находилась в 20 км от столицы Руанды. Хуту в отместку начали убивать местных тутси. Тутси из Уганды завоевали Руанду, без боев прошли через Бурунди — контролируемое тутси — и двинулись на Заир. В этой стране истреблено 500-600 тыс. человек, и регион был захвачен американским и британским капиталом. Сегодня он контролирует всю центральную Африку.

— Каким образом идея неоколонизации Африки была реализована в нашей части Европы?

— Ситуация Африки была интересна, с учетом запасов сырья, но представители мирового капитала понимали, что тамошний рабочий, и даже инженер имеют низкую квалификацию. Я люблю негров, — они симпатичные, милые, но у них есть один изъян — они не приучены к систематической работе. Африканская культура базируется не на работе, а на отдыхе. В Бурунди есть, например, банановые рощи, из плодов которых можно сделать суп, пиво или хлеб. Еще в 30-х годах по улицам Бужумбуры бегали лани, достаточно было выстрелить из лука, не нужно было работать. Жители проводили время в развлечениях, и эта традиция сохранилась до наших дней. Торжества помолвки и свадьбы продолжаются много дней.

Между тем, Польша располагала кадрами квалифицированных инженеров и рабочих. По данным американских источников, в 1980 году Польша занимала 12-е место по объему производства. Так для мирового капитала появилась очередная фантастическая возможность завоевания привлекательного рынка. И появляется Джордж Сорос. Это один из 10 самых богатых людей в мире, который нажился на биржевых спекуляциях. Польша является открытой страной, в которой значительная часть младших руководящих кадров находилась в США на стажировке. Есть много Тимошевичей, Квасневских, Росатых, Бальцеровичей. Лешек Бальцерович получил звание магистра бизнеса в университете Сент-Джонса. Решение — мы начинаем в Польше. Великий представитель мирового капитала Джордж Сорос приезжает в мае 88 г. Встречается с Раковским и Ярузельским. Немедленно создает на свои миллионы Фонд им. Стефана Батория, ставя в качестве целей: открытое общество и открытый рынок. Немного позже Национальный банк Польши создает 9 коммерческих банков с партийным руководством. Начинается I-й этап создания так называемых номенклатурных предприятий. Сорос разрабатывает программу, опираясь на так называемый вашингтонский консенсус. Он предусматривает открытие границ, возможность большого импорта и далеко идущую приватизацию. Базируется на концепции неолиберализма Милтона Фридмана, абсолютизирующей свободный рынок, в котором государство не играет никакой роли. Сорос привлекает Саксa, который финансируется Фондом Батория.

— Сакс встречается со стратегами Солидарности.

В мае 89 года идет к Геремеку. Геремек признает, что не имеет ни малейшего представления об экономике. Едут к Куроню на Жолибож. Куронь не знает английского, поэтому приглашают Липтона, который работает в Международном валютном фонде, и одновременно в редакции «Газеты Выборчей». Куронь повторяет, что все, наверное, выйдет и поручает Саксу разработку программы. Едут в «Газету Выборчу», где есть компьютер, и до утра Липтон с Саксом разрабатывают программу. Бегут к Михнику, который также признается, что не имеет ни малейшего понятия об экономике. Но решает написать статью: «Ваш президент, наш премьер» и обязать правительство приступить к реализации программы. Я не открываю ничего нового. Все это есть в книге Джеффри Саксa: «Конец нищете. Задача для нашего поколения». Позже Сакс встречается в сейме с представителями ГПК (Гражданского парламентарного клуба)…

— …большинство депутатов также не имеют экономических знаний

— Александр Малаховский признал позже: «Мы были как бараны». Возникает вопрос: кто должен реализовывать эту концепцию? Первый кандидат, Тшецяковский, отказывается. Не соглашаются также Юзефяк и Шиманьский. Тогда Стефан Братковский предлагает мою кандидатуру. Я нахожусь в Бурунди, где нет посольства, поэтому мне звонит посол из Кении, но он не может точно сказать, о каком предложении идет речь. Мне не хватало одного года до завершения реализации 10-летней программы, поэтому я отказываюсь. Тогда Кучиньский ни с того ни с сего, ловит Бальцеровичa. (..) В это время ГПК образует комиссию по разработке экономической программы под председательством профессора Януша Бексяка. И тогда Мазовецкий ставит вопрос ребром — либо они, либо мы. Остается Бальцерович.

— Почему другие не захотели реализовывать эту программу?

— Потому что кроме удушающей инфляции, она привела к уничтожению государственных предприятий, ликвидации государственных сельхозхозяйств, массовой безработице, и в то же время к валу импорта — мы импортировали тогда даже заколки для волос и макулатуру. Когда я приехал в Польшу, то увидел французское молоко на полках. Племянница говорит мне, что ведется пропаганда, чтобы не покупали польское молоко, потому что якобы бутылки моются порошком IXI. Я спрашиваю про «Мазовшанку», которую всегда любил. Оказывается, что ее нет. Зато можно приобрести немецкую минеральную воду. Я хочу купить крем для бритья «Поллена». Могу напомнить, что шведы специально приезжали в Польшу за водкой и польской косметикой. Поллены тоже нет, есть Colgate. В конце концов продавщица находит крем «Поллена» на складе. Я вижу, что он в три раза дешевле. Женщина объясняет, что ей выгоднее продавать более дорогой товар, поэтому польский не выставляет. Короче говоря, начинается сознательная ликвидация конкурентов. Siemens покупает польское предприятие ZWUT, которое тогда имело монопольное право на поставки телефонов в Советский Союз. Немцы дают работникам выходное пособие за девять месяцев. Все довольны. После чего разрушают здание, всю аппаратуру вывозят в Германию и берут на себя все отношения с Россией. Ликвидируется предприятие им. Мартина Каспшака по производству интегральных микросхем, диодов, транзисторов, а также нашего изобретения, синего лазера. Выкупаются польские цементные заводы, сахарные заводы, предприятия хлопчатобумажной промышленности, замечательный завод по производству бумаги в г. Квидзынь. А мы полученные деньги «проедаем».

— Однако самый большой скандал — это дело о Национальных инвестиционных фондах (NFI).

— Тогда я купил сертификат NFI за 20 злотых, выхожу из банка и меня останавливает мужчина, предлагая за него 140 злотых. Оказалось, что владелец 35 процентов акций имел право принимать решение о продаже. В NFI состояли более 500 ведущих предприятий. Все обанкротились или были проданы за гроши. А потом эти сертификаты были по 5 злотых. Проводились процессы, в том числе по делу Януша Левандовского, которого в прошлом году оправдали. Все сделали карьеры, а Бальцерович получил Орден Белого Орла и был представлен кандидатом на Нобелевскую премию. В это невозможно поверить!

— Польша отдала банки, а энергетический сектор захватили национальные компании других государств, например, шведский Vatenfall.

— Ранее TP SA (Польский Телеком) перешел к французскому France Telecom. Подобное происходило в Африке. Все товары, экспортируемые из Европы или Америки, были значительно дороже. Я купил в Африке Фольксваген за 15 тыс. долларов, приехал в Берлин, смотрю — он стоит только 8 тыс. Сейчас также цены на промышленные товары в Польше значительно выше, в то время как зарплаты несравненно более низкие. В этом и заключается бизнес-интерес иностранных компаний. Если бы зарплаты, в соответствии с требованиями профсоюзов, были бы доведены до уровня зарплат за рубежом, то концерны переместились бы в Румынию, Болгарию, Беларусь, Китай, и даже в Африку. Ведь Форд ликвидировал завод под Варшавой и открыл ее в Санкт-Петербурге.

— Была ли подобным образом осуществлена неоколонизация других стран, входивших в бывший коммунистический блок?
— Да, эта концепция реализована по всей Центральной Европе.

— Как Вы оцениваете нынешнюю ситуацию в Польше?

— Как трагическую. Сумма государственного долга и частных долгов превышает уровень национального дохода. И долг растет, потому что все эти 20 лет мы имеем отрицательный баланс во внешней торговле. Мы живем в соответствии с философией, сформулированной премьером Туском, — «Здесь и сейчас». Нет никакого стратегического плана.

— Являются ли ограничения на выбросы Co2 идеей по доведению до краха польской промышленности?-

Климатический пакет выгоден для Западной Европы, которая комбинирует, чтобы эксплуатировать страны Центральной Европы. Они должны быть новыми колониями. Этой цели служит ликвидация польских банков, тяжелой промышленности и торговли. Это последние годы польской торговли. Только в этом году «Carrefour» и «Бедронка» (Божья коровка) намереваются открыть несколько сотен новых торговых точек.

— То есть поляки больше не должны быть владельцами больших фирм?

— Такова цель. Польше угрожает серьезный финансовый кризис. Находится под угрозой система соцобеспечения. Как можно было создавать OFE — несколько зарубежных компаний, которые берут по 7,5 процента комиссионных? Нужно было привлечь одну польскую пенсионную компанию, которая создала бы фонд, инвестирующий только в строительство высотных зданий, крупные предприятия, и на этом бы зарабатывала. Так как ООН, пенсионный фонд которого является владельцем высотных зданий в Нью-Йорке, стоимость которых растет с каждым годом. Но давать такие заработки иностранным страховым фирмам?!

— Почему немцы решились открыть свой рынок труда?

— Существует потребность в конкретных специалистах, например, информатиках, врачах и работниках по уходу за престарелыми людьми. В то же время Германия проводит последовательную политику. В 70-х годах в Германию эмигрировали несколько сотен тысяч поляков, у которых были там родственники. Они онемечились. Также часть жителей Нижней Силезии уже имеет немецкое гражданство, и практически только отпуск проводит в Польше, а работает в Германии. Мы предполагаем, что после 1 мая выедет еще 400 тыс. поляков.

— За границей работает уже 1,5 млн. поляков. Каковы будут последствия массовой трудовой эмиграции?

— Трагические. Нам не хватает специалистов и квалифицированных рабочих, а это ограничит возможности для развития. Самые способные уезжают, и только небольшой процент из них вернется. В настоящий момент они еще присылают деньги в Польшу, но это закончится, когда семьи воссоединятся. Ведь мы вымираем как народ, потому что среднестатистическая полячка рожает 1,23 ребенка. Рекордными темпами растет мощь и роль Германии, которая уже стала 4-й экономикой мира и привлекает лучших специалистов, в том числе из Польши.

Программой Солидарности, сформулированной на I съезде в Оливе, была концепция самоуправления, — создание самоуправляемых предприятий и профессиональных органов самоуправления. После 89 года удалось создать 1500 рабочих союзов, которые процветают и сегодня. Но на уровне государства проект «Самоуправление» отвергнут.

Профессор Витольд Кежун — теоретик менеджмента, ученик Тадеуша Котарбинского, преподает в Академии Леона Козьминского в Варшаве; был солдатом Aрмии Kрайовой и варшавским повстанцем

Источник

Путешествия к сердцу Руси. О русском предпринимательстве. Заметка 2.

В продолжении предыдущего очерка, я вынужден сделать лирическое отступление.
Если мы обратимся к истории развития западного  и русского предпринимательства, то должны понимать один факт, который является очень значимым: исторически так получилось, что западные капиталы гораздо старше наших. Западный капитал имеет династическо-родовую основу, причем без серьезных потрясений для их собственников. Всем известны истории становления  американских бизнесменов. Случаи, когда приехавший нищий эмигрант из Европы достиг в Америке, стране возможностей, вершины мира, став главой глобальной корпорации, воспевается в СМИ с неким ореолом романтизма и ставится как пример для подражания и укора, дескать в России такое не могло случиться. А тем не менее,   история российского предпринимательства имеет гораздо более древнюю историю и не менее славную. В отличии от того же американского, российский капитал в течении XX века претерпел два прецедента его кардинального переформатирования, что не способствует становлению «старых денег». А как мы теперь видим, именно «старые деньги» ведут большую игру на карте мира современности.
Российская династическо-родовая основа купечества была разрушена с революцией 1917 года. Капиталы  купечества и промышленников были национализированы, собственность элиты была  захвачена большевиками. Старый финансовый уклад был разрушен и перестроен.
Сформированная Сталиным советская система в принципе не предполагала никакой династийности, однако при Хрущеве были заложены первые ростки советской династийности капиталов, которые были сконцентрированы в руках партэлиты. Невозможность реализации  этих капиталов в личных целях, системный кризис управления, предательство интересов СССР в угоду западным бенефициарам, привело к разрушению советской системы управления и самого государства СССР. В очередной раз финансовый уклад был разрушен и перестроен.
В обоих случаях, это приводило к жертвам среди простого населения, к катастрофической нищете одних и  обогащению других. Причем последние, обычно получали состояния не в результате долгой кропотливой работы, а, как-бы это помягче выразится, случайно.
Может ли быть собственник эффективным управленцем, если он не прошел все ступени ада к своему успеху и своего предприятия? Если он не заработал бесценный опыт путем крахов и неудач?
После любого переформатирования сформировавшегося финансового уклада, новые собственники являются не эффективными менеджерами, а, как чаще всего бывает, случайными проходимцами, ухватившими за хвост птицу удачи. Пройдет еще не мало времени, пока случайность, после заслуженно набитых синяков и шишек, перерастет в эффективное управление. А то и вообще никогда не перерастет, особенно если у собственника отсутствует социальная ответственность.
Вы спросите, какое отношение к эффективному управлению имеет социальная ответственность?
Так вот, ответственно заявляю, самое непосредственное. Именно социальная ответственность перед сотрудниками своего предприятия, перед клиентами компании и поставщиками, перед своим государством и перед своими соотечественниками, —  отличает рачительного предпринимателя. Акцентирую, своим государством и своими соотечественниками. Потому что к большому сожалению, по поведению некоторых «эффективных менеджеров» нашей страны, складывается впечатление, что они несут ответственность перед чужим государством.
Но это материал для отдельной дискуссии, я же, в цикле очерков «Путешествия к сердцу Руси«, хочу восполнить незаслуженно забытую и не менее интересную историю становления одного из самых «старых капиталов» России и напомнить об одной черте этих старых капиталов — социальной ответственности перед своей страной.
Читать далее Путешествия к сердцу Руси. О русском предпринимательстве. Заметка 2.

Эпоха алчности. Фильм смотреть

Если бы не экшн с середины фильма, то могла бы получиться не плохая трагедия в лучших традициях Достоевского и корейских реалистов.

Для этого надо внести в сюжет, чтобы у главного героя ребенок уже был, но он непрерывно должен болеть и в основном от того, что ему колят всякую дрянь сердобольные врачи, купленные фармкомпаниями. Жена главного героя вместо того, чтобы быть ангелом, должна быть сукой, тянущей из мужика бабки и вынуждающего его работать больше, и влезать в долги глубже. Повернуть сюжет так, чтобы будучи сукой она заболела пипец как неизлечимо. Друзей, которые дают денег в долг — отменить. Сделать из них подлецов и стукачей, которым за счастье сделать мужику еще больше проблем, дабы не путался под ногами в их благородных порывах заработать. Как говориться: «мочи конкурента». Да и вообще добавить побольше всякого кафкианства и подлости. Вот тогда состояние непроходимой безысходности меня бы проняло, а так — это все у него цветочки, особенно в сравнении.

Но… впрочем даже с тем сюжетом что есть, — фильм знаковый, фильм — призыв к действию, фильм — предупреждение, фильм — реальность. Для тех, кто современной жизни не нюхал — это фильм откровение, фильм страшный, фильм — показательная порка Атланта и унылых умствований Алисы Розенбаум.

Внимательно слушайте речь финансиста, это именно то, что они об нас всех думают.

Неожиданное кино из Канады. «Эпоха Алчности» Смотреть он-лайн

Фальсификация экономических данных: успехи и инновации

Извращенцы от статистикиТо, что официоз по всему миру подтасовывает данные экономической статистики, уже давно ни для кого не секрет. Эпоху СССР трогать не будем, ибо тогдашняя специфика махинаций сейчас совсем не актуальна. В новейшую эру первыми стали мухлевать японцы: благодаря мудрым изобретениям начальства у них из четырех рецессией 1990-х годов в анналах чудесным образом осталось только две, а сейчас «внезапно выяснилось», что тогда и вовсе был лишь одиночный спад. Но затем лидерство в статистических «инновациях» перехватили США, которые не упускают его по сию пору.

Успехи США в этом направлении столь велики, что недовольство ими высказал даже глава ФРС Бен Бернанке, — в прошлом году он сетовал на трудности в определении оптимальной политики ведомства: мол, официальные данные «не вполне отражают реальные процессы» (его тогда волновали события, происходившие на рынке труда) — поэтому все время приходится искать «альтернативные подходы». Что вызвало такую реакцию — и вообще, чем особенно прославились американцы на ниве казенной высшей арифметики?

Рынок труда

Трудовая статистика давно была головной болью штатовского официоза, но до 1980-х годов он не покушался на традиционный подход. Однако серьезная рецессия 30-летней давности вкупе с воцарением Рейгана активизировала ревизионистские процессы, хотя наибольшей активностью в этой сфере отличилась администрация Клинтона, трудившаяся (на самых разных фронтах) в 1990-е. В результате родилась «гибкая методика», которая слабо отражает реалии в сфере занятости, зато чудо как хороша в создании ощущения «все хорошо, прекрасная маркиза». Постоянно меняющиеся коэффициенты очистки от сезонного фактора, перманентные пересмотры старых данных задним числом вкупе с регулярными расхождениями данных двух опросов, входящих в единый трудовой отчет, и прочими милыми идеями — это совсем безобидные мелочи на фоне всего остального. Чего именно? Ну вот, например: по методике американского министерства труда, безработный, который имел неосторожность, допустим, продать какую-то мелочь на онлайн-аукционе, сразу же заносится в списки имеющих работу — очень удобно.

Далее, Бюро трудовой статистики ежегодно без всякой реальной причины изгоняет из рабочей силы несколько миллионов человек — ведь для него, если человек «плохо ищет работу» (недостаточно активно или, еще хуже, на время отчаялся ее найти), то он как бы перестает существовать вообще: его нет ни в числе занятых, ни среди безработных. Результат? Доля рабочей силы во взрослом населении США вразрез со здравым смыслом вертикально валится (график 1): официоз для сокрытия реальности что-то бормочет насчет массово выходящих на пенсию бэби-бумеров, а на самом деле именно на старшие поколения (возрастом свыше 55 лет) приходится весь прирост рабочих мест в последнию пару лет, то есть имеет место противоположный процесс («пенсионеры» продолжают активно работать и даже вытесняют молодежь). Таким образом, никаких оснований для падения численности рабочей силы нет — на самом деле она должна расти на 1 млн с лишним человек в год (население-то увеличивается на 2–3 млн), а реально валится.

Иначе говоря, подлинное число безработных в Штатах намного выше официально сообщаемого. Для понимания разницы приведем пару чисел: министерство труда США сейчас показывает уровень безработицы около 7–8%, а методика 1990-х дает 14–15% — неплохая «оптимизация»? А ведь это уже искаженный подход в сравнении с тем, что был в районе 1980 года. По прежней методологии нынешний уровень безработицы вообще выходит равным 20–25%: в итоге имеем занижение этого показателя втрое — есть от чего схватиться за голову даже облеченному немалой властью «вертолетчику Бенни»!

Инфляция

Однако самые масштабные извращения коснулись расчета ценовых индексов. И понятно почему: ведь они явно или неявно присутствуют в большинстве экономических показателей. Возьмем, к примеру, ВВП: происходит суммирование добавленных стоимостей — и выходит номинальный показатель (то есть «в текущих ценах»); чтобы выяснить динамику в реальном выражении, нужно привести ВВП к ценам какого-то взятого за базу прошлого периода — для этого нужен индекс-дефлятор, и вот в нем-то уже притаились махинации. Или подсчитаем годовую динамику розничных продаж: сравним выручку ретейлеров сейчас и год назад, а для приведения к единой базе опять-таки разделим на дефлятор, отражающий среднее изменение цен за прошедший год. И так далее — почти никакая экономическая статистика без индексов цен не обходится. Потому-то правящие манипуляторы во всем мире видят в ценах главный объект для своих «инноваций» — и сейчас в этой сфере актуальны аж пять (только основных!) их типов.

Во-первых, каждый ценовой индекс высчитывается по корзине товаров и услуг, причем плавающей, то есть в нее входят не отдельные товары, а целые их группы. Скажем, «бифштекс» — это не товар, а название группы, куда входит также гамбургер: если по итогам месяца последний подорожал слабее первого, то выкидываем дорогой бифштекс и учитываем только цену гамбургера, ну и наоборот. Обоснование метода — гипотеза «идеальной субституции» (идеального замещения — ред.): по ней человек есть чистый потребитель, действующий сугубо рационально и пытающийся минимизировать расходы. То есть если, к примеру, в Испании подорожал хамон, то испанец сразу переключится на беркширскую ветчину — но в реальности он этого не делает, а продолжает покупать именно любимый хамон, пусть выросший в цене; такое упрямство сводит с ума правящих монетаристов по всему миру, особенно в Европе, где чиновники очень хотят всех уравнять, но народ сопротивляется. Таким образом, означенная гипотеза нереалистична и только занижает инфляцию.

Во-вторых, лукавая структура корзин. В США инфляция недооценивается в том числе из-за входящей в корзину индекса потребительских цен (ИПЦ) аренды жилья — ее стоимость падала вместе с ценой домов, приуменьшая общее инфляционное давление (сейчас жилье дорожает, но до пиков очень далеко). Дело в том, что на практике непропорционально большая часть арендаторов живет в экономически активных регионах, где есть хорошая работа; аренда там недешева, но статистики усредняют ставки равномерно по всей стране, включая депрессивные регионы и мелкие городки, чем занижают итог. Кроме того, различные методики используют разные корзины — в США есть CPI (индекс потребительских цен) и PCE (цены потребительской корзины): вроде одно и то же, но корзины разные. Британцы веками считали индекс розничных цен, но ЕС заставил их вычислять CPI по своей методике: по идее, итоги должны примерно совпасть, но на самом деле первый выше второго в полтора раза. В России помимо потребительской инфляции (ИПЦ) есть фиксированный набор товаров и услуг (ФНТУ): за март сего года первая выросла на 0,3% в месяц и 7,0% в год, а стоимость второго — на 0,6% и 9,5% соответственно; в целом с января 2003 года средний темп годового роста ИПЦ равен 10,1%, а ФНТУ — 12,3%; между тем, разумеется, в официальные дефляторы входит ИПЦ, а не ФНТУ — очень предусмотрительно (график 2).

Третий тип подтасовок касается отдельных товаров внутри корзин. Тут обычно происходит подмена, когда нерепрезентативная выборка торговых точек или прямые подлоги с вычислением цен дают неверное значение цены на конкретный товар. Иными словами, это не «цивилизованное» изменение методологии, а уже вполне себе криминальное мошенничество — однако оно широко распространено. Особенно наглы такие махинации при вычислении прожиточного минимума — в чью корзину включаются вредные для здоровья, но дешевые продукты; по товарам длительного пользования завышается срок жизни до износа — не секрет, что он изрядно упал за последние десятилетия, но применяются сроки старых времен (особенно этим любят заниматься статистики в России), ну и т.д.

Далее, манипуляции охватывают процесс усреднения цен разных товаров внутри корзин. Казалось бы, это чисто математическая процедура. У всех групп есть веса: считаем средневзвешенную цену и все — не тут-то было. Представьте себе для простоты, что в корзине всего два продукта. Один подешевел на 20% в год, другой на столько же подорожал. Пусть средний размер расходов на каждый из этих продуктов (а значит, и их вес в итоговой корзине) одинаков — тогда логично полагать, что суммарная инфляция равна нулю, то есть среднему значению между +20% и -20%, взятым с одинаковыми весами. Однако на самом деле статистики сообщат, что имеет место дефляция на 2% с лишним! И как такое возможно? Очень просто: они считают средневзвешенное не арифметическое, а геометрическое. В данном случае — квадратный корень из произведения 1,2 и 0,8; и выходит чуть меньше 0,98. Вот и минус 2% вместо законного нуля. Сюда же относятся и другие мелкие пакости статистиков — к примеру, «цепочные индексы».

Самая свежая махинация называется «гедонистические индексы» — с середины 1990-х в цены закладывается растущее «наслаждение» потребителя от современных товаров. В США такой подход охватывает компьютеры, аудио- и видео-, стиральные машины, холодильники, одежду и даже школьные учебники. Если, к примеру, цены за год выросли на 7%, но товар стал приносить потребителю на 2,5–3,0% больше наслаждения, то показывается инфляция 4,2%. И если, по мнению статистиков, новые куртки приносят на 10% больше наслаждения, чем старые, то при росте цен в 3% они покажут падение на 7% — чистый Оруэлл: «падение — это рост»! Лукавство тут в том, что если, скажем, новый ноутбук на 25% производительнее старого, то реально сократить расходы это не помогает, ведь нельзя же купить 0,8 ноутбука. Приобрести можно лишь целый агрегат, за который придется заплатить всю запрошенную сумму, а не «гедонистически уменьшенную». И ведь зарплату потребителю тоже платят не гедонистическую, а обычную!

Теперь смотрите, что получается. Независимые исследователи ведут свои подсчеты цен, используя старые методики и тем самым корректируя официозную статистику по всем направлениям. Ясное расхождение этих оценок стало видно с середины 1990-х, и к нынешнему моменту индексы потребительских цен по старой и новой методикам разошлись уже в среднем на 3,5% в год (график 3). Далее, министерство торговли США дает рост реального душевого ВВП и почти что достижение докризисного пика 2007 года, но коррекция ценовых извращений показывает сохранение спада, из-за которого показатель на самом деле опустился до значений 25-летней давности, — и более того, выясняется, что даже сам рекордный пик случился не в 2007, а в 2000 году (график 4). Реальные зарплаты (на одного занятого) вовсе не у вершины, как настаивает Бюро экономического анализа, а на добрую треть ниже нее и по-прежнему валятся — они уже пали до полувекового минимума (график 5). Соответственно, и спрос (реальные душевые розничные продажи) тоже на дне с 1960-х, а вовсе не поблизости от рекордного пика (график 6).

И так во всем, причем везде — к примеру, наш президент в 2003 году обещал удвоить ВВП за 10 лет: годы прошли (если за базу взять конец 2002-го), но даже официоз дает за этот период прирост лишь на 57%, а если сделать поправки на махинации, то и вовсе выйдет увеличение на жалкие 10–20%.

Производство

Махинации проникли даже в производственную статистику. Хотя, казалось бы, где там химичить-то: считай себе «в штуках» — и получишь истинную динамику. Не тут-то было. Гораздо удобнее вычислять «в деньгах», а потом выпускать на сцену уже знакомые нам искаженные дефляторы. Пикантности тут добавляет тот факт, что в США показатели производственного сектора считают совсем неподходящие для этого ведомства: дефляторы (только это уже не CPI, а PPI — индекс цен производителей) выдает Бюро трудовой статистики, производственные заказы считает Бюро переписи населения, объемом промышленного производства занимается и вовсе ФРС, то есть центробанк — что само по себе бред. Характерные повадки последнего сказываются и тут — к примеру, этой весной он в очередной (уже пятый!) раз пересмотрел данные с 2007 года; а так как это базовый год (его значение взято статистиками за 100), в итоге сменились все числа аж с 1919 года; среди прочего опять «подправлены» коэффициенты очистки от сезонного фактора. Сильнее всего ревизия затронула уровень загрузки производственных мощностей — он был основательно понижен. Причем такое случается постоянно, что наводит на размышления.

Однако важнее то, что ФРС выдает только итоговые индексы производства (в целом по промышленности и по группам отраслей) без всяких натуральных показателей — но как понять, что скрывается за этими индексами? А понять нужно, и вот почему: если взять этот самый индекс в обрабатывающей промышленности и сравнить его с новыми заказами в ней же (дефлированными с помощью соответствующего отраслевого PPI министерства труда), то выяснится загадочная вещь — в целом с 1993 года показатели основательно разошлись, так что заказы нынче примерно на уровне 20-летней давности, но выпуск на 34% выше (оба индекса считаем на душу населения) (график 7). Как такое возможно? Ведь хотя временно они могут расходиться, в общем оба показателя должны идти вместе: производители производят, выполняя чьи-то заказы, — государства ли, частных ли фирм или, к примеру, торговых учреждений. Но в чем же тогда дело и откуда это расхождение?

Наша гипотеза проста, и ее подкрепляет то, что до 1996 года синхронность имела место, а затем исчезла. Дело в том, что именно в середине 1990-х стали возникать искажения в способах исчисления инфляции — и их вдохновителем была как раз ФРС в лице тогдашнего ее главы Алана Гринспена. PPI и поныне занижается явно слабее, чем CPI, — где-то лишь на 1,0–1,5 процентного пункта в год: судя по всему, центробанк полагает это недостаточным — и пытается внедрить методологические инновации потребительских цен в цены производителей. На это намекает одна из сносок к отчету о производстве. Она гласит, что ФРС сама («из альтернативных источников») рассчитывает отраслевые индексы цен в ряде секторов: это фармацевтика, полупроводники и коммуникационное оборудование – как раз те отрасли, где рост цен активнее всего искажают «гедонистические индексы». Но это совсем уж бредовая идея: выходит, что сначала производители «испытывают наслаждение» (отражаемое «гедонистическими индексами») от разных товаров, а затем (видимо, обливаясь слезами!) продают их конечным потребителям — и уже те начинают «тащиться», причем каждый раз это вызывает подскоки индикаторов производства. Надо бы срочно ввести еще и «гедонистическую торговлю» — идея-то до крайности плодотворная, так что ее стоило бы и использовать по максимуму!

Заметим, что кумулятивный эффект этих махинаций (34% за 20 лет) как раз равняется без малого 2% в год — тем самым 2%, что составляют разницу между масштабами искажений с CPI и PPI: реально тут чуть меньше 2% в год, потому что методологические инновации вводились постепенно — в 1993–1996 годы этот путь только начинался, и занижение CPI было куда скромнее. Итоговый вывод очевиден: числа ФРС по промышленному производству не заслуживают никакого доверия, они содержат двойные манипуляции и напрочь искажают картину индустриального выпуска. Еще раз подчеркнем: данные по заказам тоже искажены, поскольку имеют место махинации с PPI; тут тоже накопилось заметное расхождение чисел официоза и реальности (график 8) — просто здесь оно все же более-менее умеренное, что и заставило центробанк пуститься во все тяжкие.

Дивный новый мир

Как видно из вышесказанного, костлявая рука числовых манипуляторов от власти дотянулась практически до всех сфер, находящихся в ведении госорганов, но и этого им теперь мало. Этой весной статистические алхимики США осчастливили мир свежим нововведением — теперь они будут при расчете ВВП включать интеллектуальную собственность и НИОКР в инвестиции вместо издержек, как это делалось прежде: разница очевидна — инвестиции добавляются к итогу, а издержки из него вычитаются. Тут нет чего-то особо сенсационного. Еще в конце XX века Штаты стали считать инвестициями траты на программное обеспечение, хотя кое-какая разница тут есть: купленный софт существует всегда, зато плоды расходов на НИОКР неоднозначны — если они привели к каким-то патентам, то это одно, но ведь бывают и просто неудачи, после которых довольно странно потерянные вложения считать реальными инвестициями.

Еще больше проблем возникнет при учете совсем уж специфических нематериальных активов, которыми является так называемый «гудвилл» (good will — особый вид нематериальных активов, связанный прежде всего с репутацией компании — ред.), — даже более-менее зримые его компоненты (вроде интеллектуальной собственности) оцениваются весьма произвольно, а стоимость бренда, хотя ее расчет и приводят во всех либерастических учебниках, и вовсе штука, мягко говоря, темная. Но ведь в гудвилл входит еще и откровенная лабуда вроде «корпоративного духа», который теперь войдет в ВВП, — учтите, что гудвилл по тамошним правилам учета испытывает амортизацию, и картина станет совсем фантасмагоричной: представьте себе «амортизацию корпоративного духа» и ее «объективный подсчет»! Тут надо понять, что кроме частных корпораций есть казенные — разве ж у Пентагона не может быть своего «духа»? Притом весьма переменчивого: разбомбили, к примеру, какого-нибудь врага демократии — и «дух» резко подскочил; и наоборот, облажались где-нибудь — «дух» ускоренно амортизировался; а ВВП скачет вверх-вниз!

Видите, каков простор для творчества Бюро экономического анализа! А ведь штатовский ВВП и так испоганен донельзя: признание инвестициями всякой ерунды вкупе с «гедонистическими индексами» привело к тому, что числа утратили естественное для любого экономического показателя свойство — инвариантность относительно начала отсчета (в данном случае относительно базового года исчисления). Возьмем отчет по ВВП за 2012 год — увидим, что «в ценах 2005 года» свыше 60% инвестиций приходится на ту самую статью «информационное оборудование и программное обеспечение», которой до 1999 года в этом разделе не было: а если взять за базу более поздний год, то доля означенного компонента резко снизится — в пределе же (если просто взять числа в текущих ценах) она составит лишь 27,5%. Чувствуете разницу? И все из-за «гедонистических индексов». А приписная рента? Это фиктивный доход, который домохозяева «получают» из-за того, что живут в своих домах, а не арендуют их: разумеется, реальных денег за это никто не получает, однако ж в статистике они присутствуют, причем на столь откровенное фуфло приходится добрых 8% ВВП США.

В общем, статистика вполне утратила те функции, ради которых она придумывалась, — она должна была характеризовать объем экономики страны: грубо говоря, это все, что произведено в стране за год, — но уже сейчас числа скорее показывают, какое «удовольствие» получили американцы за прошедший год, по мнению чиновников министерства торговли; а с введением свежих инноваций будет сделан новый шаг прочь от реальности. Ну и дальше ведь нужно будет учесть и другие подобные вещи: сходил в магазин — так это работа, надо срочно ее занести в национальные счета; вынес мусор — то же самое; сготовила жена обед — так то ж мегауслуга, игнорирование которой недопустимо в корректном исчислении ВВП; короче, эти извращенцы не успокоятся, пока все на свете не монетиризуют. И сбудется тогда рассказ Аркадия Арканова эпохи поздней перестройки: «Василию Степановичу приснился прошлой ночью странный сон, будто на исполнение супружеских обязанностей ввели талоны, и он эти талоны потерял».

28 мая 2013 Сергей Егишянц

Реальный уровень безработицы в США около 50%

Только половина трудоспособного населения Соединенных штатов Америки имеет постоянную работу. Такие данные приводит американское Бюро статистики труда. Согласно последним исследованиям, из 239 миллионов граждан старше шестнадцати лет, которые «не сидят в тюрьме, не проходят военную службу и являются здоровыми», только 139 000 000 ходят на работу ежедневно. Таким образом, сто миллионов американцев, по сути — являются безработными. По некоторым данным – эта цифра, является даже заниженной

0_68a46_a5ed352a_XL

Между тем официальная статистика правительства США публикует данные о безработице в пределах 7-9%, а это около 13 миллионов человек. Министерство труда сообщает о том, что почти 70% трудоспособных жителей «страны свободы», вполне себе радостно трудятся. При этом учитываются и десятки миллионов тех граждан, которые «только изредка подрабатывают». Понятно, что заокеанским политикам тяжело признавать тот факт, что «американская мечта» осуществляется далеко не у всех.

«Тут дело не только в самих цифрах. Дело в том, что отчет о данных по безработице влияет на рейтинг доверия к доллару, — говорит финансист Игорь Девятов. – Все прекрасно понимают, что экономические показатели США ничем не отличаются от показателей Кипра, например. Однако рейтинговые агентства находятся в Америке, и там осознают, что будет, если привести объективные данные».

Девять миллионов жителей США перебиваются временными заработками, не в силах найти себе работу на полный рабочий день. Еще 18 миллионов «работают лишь несколько часов в неделю из-за обучения, воспитания ребенка, а также в связи с семейными проблемами и иными личными обстоятельствами». При этом в официальной статистике просто не учитываются почти 85 миллионов американцев, которых «просто решили не считать»…

«Получается, что только 47% работающих граждан имеют полный рабочий день, в то время как официальный уровень безработицы составляет 8%, — удивляются западные журналисты. — Чего-то не хватает!», — говорят они. 43, 2 млн. американцев получают талоны на еду, это чуть больше, чем каждый пятый житель США. При этом если на иждивении у большинства американцев, находится по два человека — то получается, что треть Америки питается за счет социальной программы.

При всем при этом, Америка – это 4% от населения Земли, которые потребляют почти половину всего мирового ВВП. И любому понятно, что для обслуживания огромного государственного долга, который превышает количество всех напечатанных долларов со времен основания Федеральной Резервной Системы, Штатам понадобится существенное сокращение потребления, прежде всего за счет малообеспеченных слоев общества.

«Проблема в том, что Америка «проела» уже и все свое будущее, — продолжает Девятов. – Все это – неизбежно приведет к полному краху «американской мечты».

Среди прочих «достижений» США: Первое место в мире, по количеству заключенных. При этом, в американских тюрьмах официально разрешены пытки; по количеству смертных приговоров для несовершеннолетних, по количеству серийных убийц; по количеству людей, употребляющих наркотики; по количеству геев и лесбиянок, а также порно-актеров и порно-актрис; по количеству оружия на руках населения; по стоимости медицинских услуг; и т.д.

На этом фоне ситуация в России выглядит довольно позитивной: число безработных на конец апреля 2013 года в нашей стране составляет 4,18 млн. человек или 5,5% экономически активного населения. По различным прогнозам, при сохранении нынешних темпов роста экономики, к 2016 году уровень безработицы снизится до 5-5,3 процента. Таким образом: в процентном соотношении, уровень безработицы в Штатах в десять раз выше, чем в нашей «дикой и нецивилизованной» стране. Жаль, что в информационном пространстве как-то не принято говорить о таких вещах.

 

Источник