Архив метки: обыкновенный фашизм

Донбасс зачищают под бизнес сына вице-президента США и друга семьи Джона Керри

Как стало очевидно Майдан был нужен для того, чтобы заменить сыновей Януковича на сыновей Байдена и Керри.

В связи с этим рекомендую следующий материал, в котором подробно рассматриваются причины попыток оккупации наци армией укрохунты Восточной Украины
Читать далее Донбасс зачищают под бизнес сына вице-президента США и друга семьи Джона Керри

Информационные войны против России ведут с XVI века

(13)Царская забава 1795 г

Царская забава 1795 г

 

Со времени изобретения книгопечатания круг лиц знакомых с печатным словом стремительно расширялся, и уже к концу XV века книги вышли за пределы узкого круга гуманистической интеллигенции и ученых богословов.

Именно тогда понятие «информационная война», не будучи еще оформлено четкой терминологией, приобрело формы, вполне узнаваемые нами и в 21-м веке. Наряду с Библией и солидными научными трактатами в начале 16 века появились и летучие листки, содержащие 4-8 страниц текста крупным шрифтом, сопровождавшегося нередко примитивными гравюрами на дереве – по сути «желтая пресса» тех лет. Именно тогда среди этих предшественников газет впервые появилась и русская тема. В 1514г. в очередной русско-литовской войне русские потерпели серьезное поражение в битве при Орше. На исход войны оно, правда, не повлияло, но польская дипломатия и пропаганда поспешила представить его как историческое событие, означающее перелом в борьбе литовско-польского содружества с «еретиками и схизматиками московитами». По свидетельству современного польского историка дипломата Иеронима Граля, «с помощью «оршанской пропаганды» мы настроили часть Европы против Московии». Уже тогда – в начале 16 века – голландец Альберт Кампенский, в ту пору папский камергер при Клименте VII, откровенно предупреждал римского папу, что «от короля Польши, государя благоразумного и весьма набожного, тем не менее, в деле, касающемся московитов, нельзя ожидать ничего хорошего», ибо, «под предлогом ведения войны против схизматиков … он пользовался огромнейшим расположением других христианских государей, сражаясь как бы за веру и религию, и большой помощью с нашей стороны, так как, обнародуя ради этого повсюду индульгенции, мы ему часто оказывали поддержку из общей казны христианской».

Поэтому поляки стремились не пропускать послов и купцов в Москву, и давили на Ливонию, чтобы и она их не пропускала. Одновременно они стремились, по возможности, монополизировать информацию о «московитах» в своих руках. Недаром Матвей Меховский, крупный польский ученый, в предисловии к трактату «О двух Сарматиях», писал о землях Московии, как об «открытых войсками короля польского» и ставших теперь известными миру. «Оршанская пропаганда» и ученый труд Меховского укрепляли веками формировавшееся враждебное отношение к схизматикам. Образ врага-схизматика начинал приобретать более конкретные контуры. Но серьезно европейцы принялись за формирование представлений о России как стране жестоких, агрессивных варваров, рабски покорных своим тиранам, в правление Ивана Грозного.

В январе 1558 года Иван IV Васильевич начал Ливонскую войну за выход России к Балтийскому морю. А в 1561г. появился листок со следующим текстом: «Весьма мерзкие, ужасные, доселе неслыханные, истинные новые известия, какие зверства совершают московиты с пленными христианами из Лифляндии, мужчинами и женщинами, девственницами и детьми, и какой вред ежедневно причиняют им в их стране. Попутно показано, в чем заключается бoльшая опасность и нужда лифляндцев. Всем христианам в предостережение и улучшение их греховной жизни писано из Лифляндии и напечатано. Нюренберг 1561». Сообщения «желтой прессы» подкреплялись художественно.

(4)Зверства московитов в Лифляндии Нюренберг 1561

Зверства московитов в Лифляндии Нюренберг 1561

 

Этот новый тип источника информации, ориентированный на широкую публику, изменил отбор информации и способы ее подачи. Как и в современной бульварной прессе отбираются шокирующие, ужасные известия, и подаются так, чтобы воздействовать на чувства, а не давать объективную картину. Быстро формируются определенные штампы. Прямо или косвенно русских представляли через негативные образы Ветхого Завета. Спасение Ливонии сравнивалось с избавлением Израиля от фараона, а Ивана Грозного сравнивали с фараоном, Навуходоносором и Иродом. Его однозначно определяли как тирана. Именно тогда слово «тиран» стало нарицательным для определения всех правителей России в принципе. Авторы известий о походах Грозного прямо «заимствовали» описания турецких завоеваний. Саксонский курфюрст Август I стал автором знаменитой сентенции, смысл которой сводился к тому, что русская опасность сравнима лишь с турецкой. Иван Грозный изображался в платье турецкого султана. Писали о его гареме из 50 жен. Причем, надоевших он якобы убивал. Видимо отсюда происходит настойчивое стремление современной прозападной историографии «насчитать» у реального Ивана Грозного как можно больше жен.

Исследователь печатных известий о России Ивана Грозного А.Каппелер обнаружил за XVI век 62 летучих листка, посвященных России. Подавляющая часть их посвящена Ливонской войне, и во всех русские и их царь изображались в столь же мрачных тонах как вышеприведенные. Именно тогда появляется первая в истории польской армии походная типография, руководитель которой с плебейской фамилией Лапка получил впоследствии шляхетское достоинство и дворянскую фамилию «Лапчинский». Польская пропаганда работала на нескольких языках и по нескольким направлениям на всю Европу. И делала это эффективно.

Понятно, что объективность в оценках даже не ставилась целью. В ту же эпоху, когда жил Грозный, Генрих VIII в Англии казнил своих канцлеров одного за другим. В 1553 году, когда первый английский корабль достиг района будущего Архангельска, британской королевой стала католичка Мария, прозванная Кровавой. Она правила всего пять лет, но за это время только сожжено было 287 человек, в том числе несколько епископов англиканской церкви. Многие погибли в застенках и были казнены другими способами. Тем не менее, «европейская» репутация Англии никак существенно не пострадала. Важна была не объективная жестокость того или иного правителя, а так сказать, система распознавания «свой-чужой».

В 1570 году герцог Альба на Франкфуртском депутационстаге высказал идею не посылать в Московию артиллерию, дабы она не стала врагом «грозным не только для империи, но и для всего Запада». Тот самый герцог Альба, который после назначения наместником Карла V в Нидерландах, учредил судилище, пославшее в течение трех месяцев 1567 года на эшафот 1800 человек, а после нового наступления протестантов из Германии, в следующем году, жертвами новой расправы стало уже несколько тысяч человек, сотни тысяч человек бежали заграницу. Но Испания, тем не менее, не угрожает «всему Западу», а вот Россия якобы угрожает.

В 1578 году в окружении графа Эльзасского возник «план превращения Московии в имперскую провинцию», автором которого выступал бывший опричник, бежавший на запад, Генрих Штаден. Этакий «власовец» 16 века… Этот проект докладывался императору Священной Римской империи, Прусскому герцогу, шведскому и польскому королям. Аналогичные планы подготовил английский капитан Чемберлен. Эти планы сходились в одном – в стремлении навсегда устранить Россию как субъект европейской политики. Вот что писал Штаден: «Управлять новой имперской провинцией Россией будет один из братьев императора. На захваченных территориях власть должна принадлежать имперским комиссарам, главной задачей которых будет обеспечение немецких войск всем необходимым за счет населения. Для этого к каждому укреплению необходимо приписывать крестьян и торговых людей – на двадцать или десять миль вокруг – с тем, чтобы они выплачивали жалование воинским людям и доставляли бы все необходимое…»

Русских предлагалось делать пленными, сгоняя их в замки и города. Оттуда их можно выводить на работы, «…но не иначе, как в железных кандалах, залитых у ног свинцом…» . Присутствует и идейно-религиозное обоснование грабежа: «По всей стране должны строиться каменные немецкие церкви, а московитам разрешить строить деревянные. Они скоро сгниют и в России останутся только германские каменные. Так безболезненно и естественно произойдет для московитов смена религии. Когда русская земля вместе с окрестными странами, у которых нет государей, и которые лежат пустыми, будет взята, тогда границы империи сойдутся с границами персидского шаха…». До гитлеровского плана «Ост» оставалось еще 360 лет…

Для оправдания потенциальной агрессии или иных враждебных действий мифологизировалась и пиарилась не только внешнеполитическая агрессивность московитов, но и тиранство их царя в отношении собственных подданных. Надо сказать, что в самой Европе с этим все было неблагополучно. В 1572 году гонец от Максимилиана II Магнус Паули информирует Ивана IV о Варфоломеевской ночи. На что сердобольный Иван Грозный отвечал, что «скорбит о кроверазлитие, что учинилось у французского короля в его королевстве, несколько тысяч и до сущих младенцев избито, и о том крестьянским государем пригоже скорбети, что такое безчеловечество французский король над толиким народом учинил и кровь толикую без ума пролил» . В итоге французский король – негодяй, но Франция – культурная страна, невзирая на то, что примеру Карла последовали католики во многих французских провинциях.

Разумеется, нельзя было, чтобы рекорды по жестокому истреблению своих подданных ставили Франция и Англия, и потому Джером Горсей в «Записках о России» указывает, что опричники вырезали в Новгороде семьсот тысяч (!) человек. То, что в нем жило 40 тысяч человек, и бушевала эпидемия, и при том, полностью сохранившиеся в синодиках списки погибших, называют 2800 умерших, никого не смущает. Таковы законы жанра «черного пиара».

Заметим также, что сюжет «тиранических зверств Ивана Грозного» пережил века. Давно окончилась Ливонская и поляки уже не без успеха пытаются отторгнуть исконно московские земли в 17 веке… и появляется очередная гравюра «Иван Грозный казнит Иоганна Бойе, наместника Вейзенштейна».

(5)Иван Грозный казнит Иоганна Бойе коменданта крепости Вейзенштейн 17 век

Иван Грозный казнит Иоганна Бойе коменданта крепости Вейзенштейн 17 век

 

В конце правления уже Петра I в Германии выходит книга «Разговоры в царстве мертвых» с аллегорическими картинами казней Иваном Грозным своих врагов. Там, кстати, впервые русский государь изображается в образе медведя.

(8)Казни Ивана Грозного. Гравюра из немецкой книги Разговоры в царстве мертвых 1725 г копия

Казни Ивана Грозного. Гравюра из немецкой книги Разговоры в царстве мертвых 1725 г копия

 

Завершающим штрихом стало распространение легенды об убийстве Иваном Грозным собственного сына. Заметим, что в каких-либо русских источниках эта версия не отражена. Везде, включая личную переписку Грозного, говорится о достаточно продолжительной болезни Иоанна Иоанновича. Версия убийства была озвучена папским легатом иезуитом Антонио Поссевино, уже упомянутым Генрихом Штаденом, англичанином Джеромом Горсеем и другими иностранцами, которые прямыми свидетелями смерти царевича не были. Карамзин и последующие российские историки писали на основе их материалов. Интересно, что как сообщает А.А.Севастьянов, автор перевода «Записок» Горсея, на полях рукописи Горсея, но не его рукой, возле слов «дал ему пощечину» имеется сделанная каким-то таинственным редактором приписка, оставшаяся в тексте навсегда и в корне меняющая излагаемую Горсеем версию смерти царевича: «Thrust at him with his piked staff», т.е. «метнул в него своим острым посохом».

Таким образом, на Западе создавался «нужный» вариант истории России вне зависимости от того, как события развивались на самом деле. Версия об убийстве, так же как и версия о невероятных жестокостях, была должным образом визуализирована. Завершение этого процесса мы видим в наши дни – обложка учебника «История Отечества» 10 класс под редакцией Якеменко.

(9)Обложка учебника История Отечества

Обложка учебника История Отечества

 

Почему же в антироссийской информационной войне такое внимание уделяется именно Грозному? Не ставя цели обелять эту без сомнения сложную фигуру, отмечу все же, что именно при нем Россия обрела границы, близкие к сегодняшним, присоединив Поволжье и Сибирь. Оспорить эти приобретения можно, в том числе и через очернение исторического облика Ивана Грозного. Также важно и то, что в Ливонскую войну, Россия впервые воевала против Запада как коалиции государств. По составу участников эта война является всеевропейской войной. Московское царство Ивана Грозного находилось на пике военно-экономического могущества и потребовались усилия половины Европы, чтобы не пустить его к морям. Именно тогда перед Европой встал выбор – признать государя Московского «своим», а конфликт на Балтике «семейным делом» среди европейских монархов (в данном случае России и Польши), или посчитать Россию чуждой цивилизацией вроде мусульман. Европа свой выбор сделала…

Теперь перейдем ко второму герою – императору Павлу I. Он сродни Ивану Грозному в том, что его исторический образ является образцом еще одной успешной информационной кампании Запада против русских царей. Причем при Иване Грозном степень вестернизации России была невелика, и образ Грозного приходилось искажать, расставляя «нужные» оценки задним числом. В случае же с Павлом компания «черного пиара» велась и на западную и на российскую аудиторию одновременно, сопровождаясь комплексом спецопераций, в конечном итоге приведших к физическому устранению Павла заговорщиками в ночь на 11 марта 1801 года. Мы здесь не рассматриваем версию, что Иван Грозный также был устранен с помощью европейских врачей, за ее недоказуемостью. Хотя содержание сулемы, т.е. ядовитого хлорида ртути в останках царя и здесь наводит на размышление, и делает аналогии еще более прозрачными…

Причины информационной войны против императора Павла Петровича те же самые, что и при Грозном. К концу 18-го века Российская империя в первый раз достигла пика могущества, позволяющего ей на равных бросить вызов всей континентальной Европе. Собственно, позднее – в 1812-1814 гг. – она это успешно и сделала.

Уже конец правления Екатерины II характеризуется резким ухудшением отношений с Британией. Это ухудшение очень легко проследить по применению относительно нового оружия информационной войны – карикатуры. Уничтожение разбойничьего Крымского ханства, укрепление России в Северном Причерноморье и создание Черноморского флота, а затем и блестящие победы адмирала Ушакова на море – все это встревожило Англию. Весной 1791 года разгорелся острейший международный конфликт, вошедший в историю как «Очаковский кризис». Британский флот безраздельно господствовал в Балтийском море и имел полный контроль над всем восточноевропейским экспортом. Черное море давало России обходный путь торговли с Европой, что не устраивало Англию. Вот почему 22 марта 1791 года британский кабинет министров принял на своем заседании ультиматум России. Если последняя откажется вернуть Очаковскую область Турции, то Великобритания и союзная ей Пруссия грозили объявлением войны. Дипломатический нажим сопровождался созданием соответствующего образа Екатерины и ее окружения в европейской прессе. На карикатурах мы видим медведицу с головой Екатерины II и князя Г.А.Потемкина с обнаженной саблей в руке; вдвоем они успешно противостоят группе британских политических деятелей. За спинами политиков находятся два епископа, один из которых шепчет невероятную молитву: «Избави меня, Господи, от Русских медведей …». Здесь вполне понятные европейскому читателю аллюзии к известной в раннем Средневековье молитве «Избави меня, Господи, от гнева норманов …».

(6)Избави меня Господи от Русских медведей

Избави меня Господи от Русских медведей

 

Снова, как и во времена Грозного, Россия представлена в образе варваров, угрожающих европейцам. Сравнительно со временем Грозного, мы видим смещение акцентов информационной войны. «Русская угроза» уже не равнозначна турецкой. Она намного больше.

Надо сказать, британское давление оказало некоторое влияние на Петербург. Большинство членов русского правительства склонялись к удовлетворению требований Англии. Но Екатерина II проявила политическую твердость. Российской дипломатии удалось поднять общественное мнение английской нации против войны и заставить английское правительство отказаться от своих требований России. Все закончилось не унизительными уступками европейским дипломатам, как уже бывало, а победным Ясским миром, окончательно утвердившим Россию в Причерноморье и сделавшим ее арбитром во взаимоотношениях православных балканских народов с Османской империей. Это получилось благодаря использованию против Запада его оружия – манипуляций с общественным мнением, в том числе и карикатуры. Первая настоящая русская политическая карикатура – картина Гавриила Скородумова «Баланс Европы в 1791 году», изображающая большие весы, которые накренились в ту сторону, где на чаше стоит суворовский гренадер – «один да грузен», – перевешивая всех врагов России.

(11)Скородумов Г Баланс Европы в 1791 г

Скородумов Г. Баланс Европы в 1791 г

 

Екатерина недвусмысленно намекает, каким образом будет решаться «Очаковский вопрос» если Англия продолжит свою политику. Этот язык в Англии прекрасно понимали… и отступились.

После первого поражения английская пропагандистская машина заработала на полную мощность. Мишенью сделались «русское зверство» и наш самый знаменитый полководец – А.В.Суворов. Благо повод нашелся быстро – подавление польского восстания. «Заготовки» пропаганды использовались вполне в духе времен Ливонской войны. Удар разом наносился по самой Екатерине, лучшему русскому полководцу и русскому народу, который преподносился в образе «бесчеловечных казаков». Были задействованы и классические батальные картины и карикатура. В первом случае, казаки уничтожают мирных жителей, во втором (карикатура «Царская забава»), подошедший к трону Суворов (это его первое, но далеко не последнее появление в английских карикатурах) протягивает Екатерине головы польских женщин и детей со словами: «Итак, моя Царственная Госпожа, я в полной мере исполнил Ваше ласковое материнское поручение к заблудшему народу Польши, и принес Вам Сбор Десяти Тысяч Голов, заботливо отделенных от их заблудших тел на следующий день после Капитуляции». За Суворовым трое его солдат, несущих корзины с головами несчастных полек.

Наступление на Россию вообще, и Суворова в частности, в «желтой прессе» достигло пика при императоре Павле I, проводившем внешнюю политику, руководствуясь исключительно интересами России. Полководец представал перед европейским обывателем в облике кровожадного пожирателя вражеских армий. Этакого упыря-кровопийцы.

(2)Ген Суворов пожирает французскую армию копия

Генерал Суворов пожирает французскую армию копия

 

Обратим внимание – эти карикатуры датированы 1799-1800 гг. Т.е. временем, когда Россия выступает СОЮЗНИКОМ Англии против революционной Франции! Но к тому времени геополитические противоречия достигли такого накала, что на подобные «мелочи» никто в Англии уже не обращал внимания. Именно с этого времени в Англии существует антисуворовская традиция, отразившаяся, в частности, в стихах Байрона:

Суворов в этот день превосходил

Тимура и, пожалуй, Чингисхана:

Он созерцал горящий Измаил

И слушал вопли вражеского стана…

(3)Генерал Массена заставил монстра-Суворова открыть пасть и извергнуть сожранных им солдат 1799 г копия

Генерал Массена заставил монстра-Суворова открыть пасть и извергнуть сожранных им солдат, 1799 г копия

 

Позднейшая характерная заметка о Суворове опубликованная в английской газете «The Times» от 26 января 1818 года содержит такую характеристику: «все почести не могут смыть позора прихотливой жестокости с его характера и заставить историка писать его портрет в каких-либо иных красках, кроме тех, что достойны удачливого сумасшедшего милитариста или ловкого дикаря». Эти воззрения на личность Суворова сохранились в западной исторической науке и сегодня. Это один из законов информационных войн – грамотно распропагандированный миф воспринимается как Истина детьми его создателей.

Надо сказать, в конце 18 века Англия обладала колоссальной пропагандистской машиной ранее невиданной в мире. На пропаганду, так или иначе, работали десятки газет и журналов, а также более полутора сотен художников-карикатуристов, и более сотни издательств, эти карикатуры печатающих. Несколько десятков крупных гравировальных мастерских работали круглосуточно, тысячи эстампов ежегодно экспортировались на континент. Сатирические листы выходили ежедневно и раскупались всеми слоями английского общества. Были и повторные тиражи, и даже пиратские копии. Карикатура становилась мощнейшим оружием информационной войны, пожалуй, главным на тот момент.

(7)Иностранные забавы или Британский Лев начеку 1 января 1801 г

Иностранные забавы или Британский Лев начеку 1 января 1801 г

 

Что касается Павла I, то о сумасшествии и скором свержении царя заговорили сразу – еще на коронации 5 апреля 1797г. англичане «предсказывают»: «В Российской империи скоро произойдет важное событие. Не смею сказать большего, но я боюсь этого…». Это «предсказание» совпало с отказом Павла направить войска против Франции. Он имел «дерзость» не воевать за интересы далекие от интересов России. Пришлось британцам раздавать обещания: военно-морскую базу в Средиземном море на Мальте, раздел сфер влияния в Европе и т.д. Конечно, по завершению победоносных походов А.В.Суворова британские джентльмены, что называется «кинули» московитов. Но Павел в ответ демонстративно пошел на антибританский союз с Францией, предвосхитив тем самым на восемь десятилетий мысль своего правнука – Александра III. Вот тогда накал антипавловской и антироссийской истерии в английской прессе достигает предела. Павла называют – «Его Московитским величеством» – так сказать, привет из времен Ливонской войны!

Центральные английские газеты уже в январе делают информационные вбросы о грядущем свержении Павла: «Мы потому ожидаем услышать со следующей почтой, что великодушный Павел прекратил править!» или «Большие изменения, судя по всему, уже произошли в правительстве России, или не могут не произойти в ближайшее время». Таких сообщений в январе-феврале насчитывается десятки, они неизменно сопровождаются указанием на слабоумие императора.

Ну, правда, кем же еще может быть человек, который поступил с Британией так же, как она поступала со всеми континентальными странами? Тема союза с наполеоновской Францией, как смертельно опасная для Британии, вызывала яростные нападки. Например, на одной из карикатур Наполеон ведет на цепи Русского Медведя – Павла.

(1)Безумный Павел февраль 1801 г

Безумный Павел февраль 1801 г

 

Карикатура должна была подчеркнуть зависимую роль России в готовящемся союзе с Францией, что не соответствовало действительности. В стихотворении, сопровождающем картину, содержится удивительное «предвидение». Медведь-Павел говорит «Скоро моя власть падет!», а вина за грядущее возлагается на самого Павла словами «Я усиленно готовлю свое падение». Истолковать это иначе, как сигнал, уже сформированной команде убийц Павла, а также как подготовку общественного мнения Европы к грядущим «переменам» внутри России, трудно. И жалеть изображенного сумасшедшего монстра явно не стоит…

Хотя тогда еще прекрасно понимали, что это пропаганда – в тех же газетах где пишется о сумасшествии русского царя, признавалось, что его внешнеполитическая линия вполне разумна. По мнению британских обозревателей: «Мальта это не просто прихоть Павла», а вполне совпадает с интересами России иметь базу в Средиземном море против Турции. Выступивший в рамках Второго Нейтралитета российский флот, был в состоянии разорвать британскую блокаду Европы и высадить десант на Британские острова – давний страх англичан. Этот рационализм политики Павла и ее соответствие интересам России признавали сквозь зубы английские политики тех лет, и не признает, по сей день, российская историографическая традиция…

Но вернемся к информационной войне зимы 1801 года… 27 января, в английской прессе появляется сообщение, что в Лондон «прибыл российский чиновник с новостями о смещении Павла и назначении Регентского совета, возглавляемого Императрицей и принцем Александром». До смерти Павла оставалось ровно полтора месяца…

Здесь своего рода черная магия информационной войны: упорно повторяя, то, что хочешь достичь, как будто это УЖЕ случилось, ты изменяешь Реальность, готовя заранее приятие того, чему еще предстоит произойти. Этот прием информационной войны Европа тогда применила в первый, но далеко не в последний раз! Никто уже ни в Европе, ни в России не удивился, когда 11 марта 1801г. Император Павел был убит…

(12)Убийство Павла I

Убийство Павла I

 

Подведем итоги: наша история загромождена мифами, сформированными специально для России, чтобы принизить нашу историю и наших правителей. Образ каждого российского царя сопровождается собственным «черным мифом» западного происхождения. Развеять это нагромождение лжи наша задача.

Денис Мальцев, старший научный сотрудник РИСИ,  кандидат исторических наук

Источник

Исторический ликбез. Что такое фашизм и откуда он пошёл

Фашизм, как известно и понятно большинству, — это плохо. Но после разговоров с людьми хочется порой спросить: вы знаете, что такое фашизм? Чем он отличается, к примеру, от социализма? Что это вообще такое? Разговоры с людьми выявили чудесное. Для большинства фашизм — это абстрактное, непознаваемое ЗЛО. В силу этой непознаваемости ярлык «фашизм» оказался сегодня так востребован в интернете — с его помощью на любого легко навесить связь с этим самым злом. И ведь не опровергнешь — особенно если сам не знаешь, что это такое.

Фашизм — это очень большая и сложная тема. Но давайте с самым простым разберёмся. Например, как родился фашизм? Ведь не от грязи же он зародился? Почему не было его, не было — и вдруг появился?

Фашизм родился в Европе. И первой страной, которая его познала, была Италия.

После Первой Мировой положение победоносной Италии было крайне тяжёлым. На фронтах погибло 700 тыс. итальянцев (для страны с населением в 35 млн это весьма серьёзно), сильно вырос внешний долг, нарастала волна банкротств, росли цены. На фоне этого нарастала и классовая борьба. Благо, пример России и Октябрьской революции был свежайший.

Борьба в Италии приняла весьма интересный вид. Итальянские пролетарии первыми осознали, что их очень много, а капиталистов — очень мало. В августе 1920 года итальянские металлурги потребовали повышения зарплаты. Промышленники в ответ устроили локаут. И тогда итальянские рабочие просто стали занимать фабрики и заводы. Притом — во всех отраслях. Рабочие и служащие сами наладили снабжение сырьём, производство, отгрузку и реализацию продукции. Наиболее отличились среди лидеров этого движения Грамши и Тольятти. Рабочие удерживали фабрики в своих руках около месяца.

Правительство сумело подъёмом зарплат и обещаниями по другим пунктам добиться раскола рабочих и вернуло фабрики владельцам. Но не жить же постоянно под диктатом обнаглевшего хама?!

А в 1919 году в Италии была создана первая фашистская организация. И в 1920 году фашисты приняли участие в выборах. Фашисты выдвигали лозунги установления республики, созыва Учредительного собрания, упразднения Сената, отмены воинской повинности (популярная идея после страшной для Италии войны), титулов, конфискации «непроизводительного» капитала.

Кстати, лозунги фашистов настолько мало заинтересовали людей на фоне идей как буржуазных, так и социалистических, что в парламент от фашистов не прошло ни одного кандидата. Например, в Милане, где фашистский список возглавлял Муссолини, за социалистов проголосовало 170 тыс., за Народную партию — 75 тыс., за фашистов — 5 тыс.

Но лозунги нам показывают, что основные идеи фашизма, как то: ограничение капитала созданием жёстко структурированной общественной пирамиды, ограничение банковского и земельного капитала в пользу промышленников и мелкой буржуазии — были изначально. Просто они в 1920 году не заинтересовали ни буржуазию, которая не хотела «ограничиваться», ни трудящихся, которым идеи социалистов об общественном равенстве были гораздо ближе.

Но вот после событий 20 года…

Буржуазия, чуть не потерявшая свой капитал и имеющая перед глазами пример Советской России, победоносно завершавшей Гражданскую войну, была страшно перепугана. Вариант вырисовался крайне неприглядный — потерять всё, то есть совсем всё. И правительство Джолитти стало последовательно поддерживать фашистов. В 1921 году численность фашистских организаций стремительно росла. При этом основные кадры шли из мелкой буржуазии, части интеллигенции и «рабочей аристократии», деклассированных элементов. Столкновения фашистов и коммунистов стали повседневным явлением. Кое-где даже появлялись баррикады.

Но на выборах 1921 года народ всё ещё слабо поддерживал фашистов. Социалисты и коммунисты получили 138 мандатов, Народная партия — 108, фашисты — 35.

Но в это время выявилась основная цель фашистов и то, что было стрежнем их идеологии — противостояние коммунизму. Фашизм всегда полностью враждебен коммунистической идее, хотя всегда выступал под лозунгами защиты народа, блага трудящихся, справедливости, защиты от произвола капитала. Он вообще отрицает борьбу на классовой основе. При этом фашизм постоянно апеллирует к патриотизму. Этим он открывает дорогу к обеспечению интересов своей буржуазии путём внешней экспансии и заодно выставляет всех своих противников «антипатриотами».

При поддержке правительства фашисты сумели заключить «пакт умиротворения» между фашистами и социалистами. Это было сделано под лозунгами единения общества и народного блага, но на деле разделило социалистов и коммунистов.

В 1922 году фашисты во главе с Муссолини без выборов пришли власти, осуществив так называемый «поход на Рим». Ватикан, королевский двор, командование армии и Конфдерерация промышленности добились назначения Муссолини премьер-министром Италии. Италия стала первым «фашистским» государством.

Защитники и идеологи фашизма всегда объявляли его «надклассовым» явлением. Они использовали такие стандартные штампы, как «антимонополистическая революция», «диктатура люмпен-пролетариата», якобы подчиняющего себе и пролетариат, и буржуазию. Кроме того, фашизм выдавался за переходный этап от капитализма и социализма к постиндустриальному обществу.

И конечно, фашизм всегда мимикрировал под различные формы «народного социализма» или «неокоммунизм». Это делалось как с целью получить поддержку максимально широких масс трудящихся, так и с целью представить фашизм неизбежной стадией социально-политического развития общества. При этом расплывчатая фашистская теория для масс, не объясняющая, зачем людям нужно строить общество с жесточайшей иерархией на грани кастовой системы и с сохранением эксплуатации человека человеком, маскировалась всевозможной мистикой и высшей волей.

Фашизм оказался самой эффективной мерой капиталистического общества в борьбе с пролетариатом внутри собственной страны. Он стал возможен только тогда, когда капитализм «увидел свою гибель в лицо». В фашистском обществе каждый его член должен чётко выполнять волю своего «фюрера», не только вождя нации, но и каждого прямого начальника. И за это такое общество обеспечивает тебя согласно занимаемому тобой статусу. То есть ты не получишь ничего более положенного, но ты не получишь и меньше положенного. Фашизм защищал мелкую буржуазию от полного разорения её крупным капиталом, тем самым ограничивая крупный и банковский капитал, «трудоустраивал» деклассированные элементы общества.

Отсюда и многие элементы внешнего сходства фашизма с социализмом. Это и планирование экономики, и государственное её регулирование, и отсутствие многопартийности.

Но они никак не отменяют принципиальные отличия: эксплуатацию человека человеком ради прибыли, большое социальное расслоение общества (притом — жёстко зафиксированное), принцип «человек — лишь часть механизма».

…И очень важно помнить, что на самом деле фашизм определяется не по названию, а по своим признакам. Пиар не значит ничего: Папа Римский благословил фашистов, а самая известная на земле фашистская партия называлась «Национал-Социалистическая Немецкая Рабочая Партия».

Теперь — во что он может вылиться.

Само название «фашизм» идёт от латинского слова «фасца» — вылившегося в итальянское «фашио». Так в Древнем Риме называлась связка розог у ликтора. Ликторы, судебные исполнители при высших должностных лицах Римской республики, носили с собой и инструмент — связку розог с воткнутым в неё топориком. Фашисты обыграли существующую во многих народах легенду про мудрого отца и сыновей, которым он давал задание сломать веник/метлу/фасцу. И только самый мудрый догадывался ломать не весь пучок, а прутки поодиночке.

Основной лозунг фашистов для своих членов — «пока мы едины — мы непобедимы». Хороша и сама история, и лозунг. Они учат правильному. Но как это преломлялось в фашизме как в политическом движении? Кстати, фашисты любили ещё один лозунг — «кто не с нами, тот против нас». Этот лозунг вообще библейского происхождения.

Что же здесь не так?

На самом деле основной особенностью фашизма являлось то, что он — ближайший родственник банального бандитизма. То есть фашистские группировки собирают сторонников не под конкретную идею, веру или философию. Они собирают сторонников под свою силу и под обывательское желание контроля. Именно это, кстати, облегчает мимикрию фашизма под любую востребованную философию или идею, под её примитивную, вульгарную форму.

Всегда бывали случаи, когда бандиты пробираются во власть. Они есть и сейчас. Бандит, используя деньги и влияние, оказывая давление на оппонентов вплоть до угрозы убийством (или просто убивая), выбирается или назначается во властные структуры. Но он становится политиком или чиновником. Фашизм — это не когда бандиты пробираются во власть, это когда власть сама оказывается бандитом. Любая власть может заниматься террором, сажая в тюрьмы по жутким законам или ложным обвинениям своих противников. Но фашизм сажает в концлагеря не по приговорам, а просто вычленяя по какому-то формальному признаку. При любой власти могут убивать или выгонять людей, не разделяющих цели власти, но узаконенные публичные погромы — элемент фашизма.

И вот фашисты начинают свою политическую деятельность с создания групп активистов, которые вскоре оказываются способными к проведению силовых акций. Далее это перерастает в боевые отряды. И если на начальном этапе фашисты готовы идти на союз с кем угодно, то, набрав силу, они начинают громить всех, кто не с ними. В том числе и бывших союзников. При любом варианте фашизма все люди делятся на две части — свои и чужие. Чужие виноваты во всех бедах и их нужно подавлять, а если не получается — уничтожать. Решение проблем своих постоянно происходит за счёт чужих. Если чужих не хватает — назначают новых чужих из бывших своих.

«Мы круты потому, что мы — банда!». Фашисты вербуют основную массу сторонников из мелкой буржуазии,  части интеллигенции, маргиналов и люмпинезированной части пролетариата потому, что именно эти категории в обычной жизни менее всего защищены от произвола. А тут их не только защищают, но и дают им самим творить произвол.

И вот, рассмотрев некоторые особенности фашизма, мы можем взглянуть на установление фашизма в Германии. Ведь до 1930 года фашистская партия в Германии, НСДАП, была весьма заурядной и малозначимой.

Если в Италии фашистов привел к власти тяжелейший послевоенный кризис, то в Германии — Великая Депрессия. В результате кризиса в Германии обанкротилось 68 тысяч предприятий, в 1930 году ушло в отставку социал-демократическое правительство и власть была передана буржуазным партиям (аналог нашего СПС — партии крупного капитала), к правительству Брюнинга.

И сразу по стране прокатились знакомые современному человеку реформы — сокращение пособий, пенсий, жалования служащим, рост налогов и цен, сокращение госфинансирования строительства жилья. Ну и разумеется — спасение банков за счёт госбюджета. Это привело к росту числа стачек и забастовок, к падению авторитета правительства. И вот, на фоне этой красоты, глава треста «Ферайнигте Штальверке», Фриц Тиссен, организовывает в Дюссельдорфе встречу Гитлера с крупнейшими промышленниками страны. И Гитлер получает «карт-бланш». Его предвыборные компании и партийную деятельность финансируют крупнейшие промышленные и финансовые гиганты Германии.

В ходе предвыборной компании немецкие фашисты обещали безработным работу и увеличение пособий, рабочим — повышение зарплаты и улучшение условий труда, мелким крестьянам — ликвидацию аренды, прощение долгов и субсидии, торговцам — снижение налогов и дешёвый кредит и так далее и тому подобное. Но главное — фашисты нашли главных виновников тяжёлого положения рядовых немцев. Они ведь не даром, в отличие от фашистов Муссолини, сделали ставку на ультранационализм — нацизм. Виновниками оказались евреи и международный империалистический капитал, в основном — английский и американский. Немцы — они лучшие в мире, они умные, храбрые, дисциплинированные, трудолюбивые и благородные. Вот только евреи внутри страны и империалисты во вне (ну и прихвостни тех и других) — они пьют соки из немецкого народа, грабят его, ставят его на колени. И вот фашисты Германии, нацисты, начали поднимать народ на борьбу с международным еврейским капиталом. А заодно устраивать еврейские погромы, отжимая мелкий бизнес в пользу бюргеров, активистов НСДАП, в пользу «коричневых рубашек» («форма» боевиков НСДАП).

Миллионы выказали свою поддержку нацистам, реваншистские идеи охватили общество. Люди выходили на демонстрации под лозунгами «Против Версаля и национального угнетения», «За сильную Германию, за 3-ю империю» (кто не помнит — в Первой мировой потерпела поражение, была обкромсана территориально и разрушена 2-я империя). Социальные лозунги и лозунги классовой борьбы стремительно осыпались с нацистов, как ненужная шелуха. В это время миллионы немецких рабочих отлично знали вопрос, который сейчас любят задавать у нас — «Кто тебе ближе, чилийский рабочий или свой предприниматель?». Ясно, что предприниматель, ибо он «свой», а чилийский рабочий — «чужой». Национальное деление выходило на первое место и обеспечивало лояльность к местной буржуазии. Многие видели, к чему идёт Германия, и пытались противостоять коричневой волне. Но выступить против фашистов решилась только коммунистическая партия Германии. В итоге выборы показали как раскол общества, так и наличие в нём только двух реальных сил — нацистов поддержали 6,4 млн. избирателей, коммунистов — 4,6 млн. Социал-демократы, ещё в 1929 году решительно расстрелявшие первомайскую демонстрацию коммунистов в Берлине, выполняли все требования нацистов и стремительно теряли влияние.

В 1931 году, на деньги банкира Шахта, Гитлер создал так называемый «Гарцбургский фронт», объединивший немецких военных, националистов и олигархов. В 1932 году Гитлер выступил в Дюссельдорфе перед 300 крупнейшими финансистами и промышленниками Германии, разъяснив им программу НСДАП и пообещав «искоренить марксизм» — и получил полную финансовую поддержку.

На президентских и парламентских выборах в Германии в 1932 году социал-демократы поддержали кандидата от буржуазных партий — Гинденбурга. В результате Гинденбург получил 18,6 млн. голосов, лидер КПГ Тельман — 5 млн., Гитлер — 11,3 млн.

В 1933 году на встрече в доме банкира Шредера крупнейшие монополисты и банкиры Германии пообещали Гитлеру передать власть нацистам. И менее чем через месяц Гинденбург назначил Гитлера канцлером Германии.

В марте 1933 года нацисты объявили коммунистическую партию Германии вне закона (к этому времени уже многие коммунисты были убиты, а 18 тыс. было посажено).

В мае 1933 года нацисты ликвидировали профсоюзы.

В июне 1933 года была запрещена социал-демократическая партия Германии.

Социал-демократы и профсоюзы, не поддержавшие коммунистов и пошедшие на соглашение с нацистами, ненадолго пережили КПГ.

В октябре 1933 года Германия вышла из Лиги наций и начала стремительную милитаризацию. Ведь пора было подымать мощь и благополучие «своих» за счёт «чужих». И чтобы некоторые из «чужих» не сразу догадались — строго под лозунгом борьбы с «большевистской заразой».

Можно увидеть, что между фашизмом Гитлера, фашизмом Муссолини, фашизмом Франко и другими «фашизмами» есть много различий. Они вызваны мимикрией под разные идеи. Муссолини упирал на социальное государство, Гитлер на нацизм и расовую теорию, Франко — на наведение порядка и борьбу с сепаратизмом. Но везде это был приход к власти сильной банды, действовавшей бандитскими методами, террором. И поведение фашистской партии, контролирующей страну, не сильно отличается от поведения преступной группировки, контролирующей район и «наводящей порядок». Активисты фашистских организаций, «коричневорубашечники», могут преследовать людей, организовывать погромы, изымать имущество и так далее. Фашистские партии действуют, выходя за рамки государственных органов и подменяя их. Не все знают, но СС, которая обеспечивала охрану и эксплуатацию концлагерей, имело собственные вооружённые формирования и внутреннее судопроизводство —  вообще не была государственной организацией, только партийной.

Но как у нас многие шли в годы перестройки за справедливостью к бандитам, так и от фашистов простые обыватели ждали этой справедливости. И по мелочам они её получали, как и справедливость от бандитов. Но за это они должны были платить. Если на уровне государства — то лояльностью и прямой поддержкой фашистов, участием в их акциях.

Но начинается всегда фашизм с демагогии, с обещания наведения порядка и с деления всех людей на «своих» и «чужих». «Свои» — лучшие, богоизбранные, правильные, с особой миссией в этом мире. «Чужие» — коварные негодяи, боящиеся лучших, богоизбранных, правильных и мечтающие прервать особую миссию. И «порядок» со «справедливостью» фашистами наводятся за счёт «чужих».

Ну и немного цитат из «Доктрины фашизма» Муссолини:

«Фашистское государство, высшая и  самая  мощная  форма  личности,  есть сила,  но  сила  духовная. Она синтезирует   все формы моральной и интеллектуальной жизни человека. Поэтому государство  невозможно ограничить задачами порядка и охраны, как этого хотел  либерализм».

«Прежде всего фашизм не верит в возможность и пользу постоянного  мира, поскольку  в  общем  дело  касается  будущего   развития   человечества, и оставляются в стороне соображения текущей  политики… Только война напрягает  до высшей  степени  все  человеческие силы и налагает печать благородства на народы, имеющие  смелость   предпринять таковую. Все другие испытания являются второстепенными, так как не ставят человека перед самим собой в выборе жизни или смерти. Поэтому доктрина, исходящая из предпосылки мира, чужда фашизму. Также чужды духу фашизма все интернациональные    организации общественного характера, хотя они ради выгоды при определенных  политических положениях могут быть приняты».

«Фашизм — концепция религиозная; в ней человек рассматривается  в  его имманентном  отношении к высшему закону, к объективной Воле, которая превышает отдельного индивида, делает его сознательным участником духовного общения».

«Фашистская концепция государства антииндивидуалистична; фашизм признает индивида, поскольку он совпадает с государством, представляющем универсальное сознание и волю  человека в его историческом существовании… фашизм утверждает государство, как истинную реальность индивида».

«Вне государства нет индивида, нет и групп (политических  партий, обществ, профсоюзов, классов)».

«Подобное понимание жизни приводит фашизм к решительному отрицанию доктрины, составляющей основу так называемого научного социализма Маркса… Отринув исторический материализм, согласно которому люди представляются только статистами истории, появляющимися и скрывающимися на поверхности жизни, между тем, как внутри движутся и работают направляющие силы, фашизм отрицает постоянную и неизбежную классовую борьбу».

 

 

Борис Юлин

Право на неоплачиваемый труд

В Великобритании так высок уровень демократии, что появилась новая свобода — право людей на бесплатный труд. Вот только бестолковые люди не понимают своего счастья и государству приходится заставлять их этим правом воспользоваться. В стране действует государственная программа   «Workfare», согласно которой, безработных могут заставлять в течении 6 месяцев в год работать на частные компании бесплатно.  Если же безработный (т.е. тот, кто так зарегистрирован и получает пособие по безработице) отказывается, выплата государственного пособия будет прекращена.

К тому же на рынке труда набирает популярность рабочая сила из числа осужденных на лишение свободы, которых тюрьмы предоставляют для частных компаний по цене за 3 фунта стерлингов в час. Разумеется деньги идут тюрьме, а не заключенному, так как это тоже в рамках программы «Workfare», по которой находящиеся на иждивении государства, в том числе и осужденные в тюрьмах, могут быть направлены на работу бесплатно. К примеру в колл-центре „Becoming Green“ на работу для звонков взяли осужденных из тюрем, уволив своих сотрудников.

Попавшие под эту программу безработные подали в суд, аргументируя тем, что в Великобритании подневольная работа запрещена по закону, никто не может никого заставлять работать бесплатно, а кроме того эта программа противоречит международным договорам о соблюдении прав человека, и что эта программа напоминает подневольную работу в колониях Британской империи. Однако суд отклонил иски, решив, что нынешняя правительственная программа «Workfare» ни коим образом не имеет ничего общего с временами колониализма, суд лишь обязал власти четко и однозначно информировать безработных, что им грозит лишение пособия по безработице в случае нежелания бесплатно работать, т.к. ранее это было не так ясно прописано.» Источник
Программа «Workfare» напралена на то, чтобы решить в Великобритании проблему безработицы. Вот только каким образом непонятно. Если людей заставляют работать в частных компаниях, значит, работа, все-таки, есть. Выигрывают лишь частные компании, которым не надо платить людям деньги за их работу. Возникает вопрос: государство должно защищать интересы своего народа или интересы корпораций, которые заключаются лишь в получении все большей прибыли?

 Взято от сюда

Цикличный шакализм

Иносми.ру выложили очень интересную статью:

Марк Эймс (Mark Ames)  («The Exiled«, СШАИмперская экономика США
Просто какой-то момент истины.

Цитирую:
«… а что если все экономические взлеты и спады США обусловлены вовсе не степенью государственного вмешательства в экономику, кредитно-денежной политикой или уровнем налогообложения, а нашими успехами и неудачами в качестве империалистической военной машины? Что если наше национальное богатство проистекает из способности грабить остальной мир, зачастую просто благодаря самоубийственному поведению наших оппонентов?

Давайте разберем в самых общих чертах хронологию последних ста лет. Пусть это выглядит поверхностно — в конце концов, и макроэкономическая теория со всеми ее сложными статистическими выкладками на поверку оказалась очередной астрологией. Итак

1914-1918: Первая мировая война. Америка оказывается в числе победителей, заплатив сравнительно малую цену в плане человеческих жертв, ее экономике и инфраструктуре не нанесено вовсе никакого ущерба. В то же время европейские конкуренты США совершают массовое самоубийство как в демографическом, так и в экономическом смысле. За этим следует…

1920-1929: Один из периодов величайшего подъема в истории США. Он не отмечен ни крупными войнами, ни массовым суицидом среди наших конкурентов. А значит, нечего грабить. Как следствие…

1929-1939: Великая депрессия. Ни новых войн, ни империалистической экспансии, отсюда и более чем скромный экономический рост. Но тут начинается… 

1939-1945: Вторая мировая война. США выходят из нее победителем, потеряв относительно немного человеческих жизней; наша территория опять не затронута войной. Европейские и азиатские конкуренты Америки массово гробят себя с демографической и экономической точки зрения. Мировые рынки за вычетом коммунистического блока — наши, бери не хочу. В результате…

1945-1960: Американский экономический бум. Экономика США в 1950 году производит половину мирового ВВП и переживает самый значительный и продолжительный подъем в истории страны, включая беспрецедентное повышение уровня жизни.

В этот же период колониальные империи Британии и Франции — наши уже ослабленные конкуренты — окончательно рассыпаются, позволяя Америке расширить свою империю за счет образовавшегося вакуума. США ведут войну в Корее (1950-1952 гг.), но всего через два года выходят из нее, тем самым минимизировав и свои трофеи, и потери. Тем временем расширяется коммунистическая империя, но коммунистические государства по своей природе экономически неконкурентоспособны относительно США, не считая того, что они не пускают американские товары на рынок и не дают нашей империи разгуляться. Следовательно…

1960-1970: Экономический бум в США еще какое-то время продолжается на волне грандиозного передела собственности вследствие Второй мировой войны, но ближе к концу десятилетия постепенно начинает спадать. Одновременно с намечающимся упадком…

1963-1975: США впервые в своей истории проигрывают войну — во Вьетнаме. Потерпев свое первое колониальное поражение, американская империя отступает повсеместно. От Латинской Америки до Ближнего Востока некогда послушные нам страны начинают самоутверждаться. Все больше государств третьего мира исповедают социализм или «неприсоединение». Америка получает все меньше добычи от грабежа остального мира. В результате…

1970-е: Экономическая стагнация, снижение уровня жизни.  В конечном итоге это приводит к победе на очередных президентских выборах известного империалиста — Рональда Рейгана. Как следствие…

1981-1989: Американская экономика накачивается ради победы в «холодной войне» против «империи зла». Рейган вбухивает в военную промышленность колоссальные государственные средства, накапливая огромный национальный долг. Экономика и культура страны милитаризуются. Упадок империи приостанавливается. Латинская Америка возвращается в поле притяжения США, и многие из арабских государств становятся покладистее, особенно после бомбардировок Ливии. Америка финансирует войну против СССР в Афганистане, устраивая русским кровопускание без малейшего ущерба для собственной территории. Благодаря этому:

1980-е: Экономика США вновь начинает расти, хотя и не такими темпами, как в послевоенный период.

1989-1991: Коммунистическая империя разваливается — победа США в «холодной войне». Образовавшиеся на ее месте новые рынки Америка поглощает без единого выстрела и без каких-либо потерь, тем самым открывая для себя новые возможности для грабежа. Основной конкурент США в экономике — Япония — по сути переживает коллапс. В 1991 Америка одерживает первую крупную победу со времен Вьетнама, выиграв войну в Персидском заливе. Лишившись соперников, американская империя переживает внезапный расцвет. Соответственно…

1990-е: Экономический бум, набирающий обороты ближе к концу десятилетия. Американская экономика достигает показателей роста, невиданных с 50-х и 60-х годов.

2001: Кратковременная рецессия, которую многие воспринимают как недоброе знамение для бурно растущей американской экономики. Однако…

2001-2002: США проводят победоносную военную кампанию в Афганистане, вынуждая мир впервые признать Америку не просто империей, а «гипердержавой». Американская экономика тут же возобновляет рост, и тут…

2003-2008: Вторжение в Ирак становится вторым за всю историю поражением США в войне. Былая победа в Афганистане медленно теряет обороты и начинает оборачиваться еще одной неудачей. Итого две проигранные войны за одно десятилетие. И в результате…

2007 — настоящее время: Новая Великая депрессия.

Таким образом, если руководствоваться логикой правых, то речь нужно вести не о том, нужно ли повышать или снижать налоги, и не о целесообразности финансирования программ полового воспитания для школьников. Ведь взлеты и падения американской экономики не имеют никакого отношения к кальвинистским фантазиям Адама Смита, зато они теснейшим образом связаны с нашими победами либо поражениями в войнах. Или, говоря конкретнее, с нашей возможностью грести все под себя, после того как наши конкуренты самоустранятся, обескровив и обанкротив друг друга.

Именно так мы пожинали плоды победы в обеих мировых войнах и позднее в «холодной войне». Чем успешнее наша страна уподобляется пронырливому шакалу, пируя на еще теплых останках чужих империй, тем мощнее становится наша экономика и тем лучше мы живем — за счет возможности снижать у себя налоги, увеличивать госрасходы на соцобеспечение или делать и то, и другое разом, насколько позволяют размеры награбленной добычи«.