Архив метки: Украина

ЕС видит Украину глазами Гитлера

В преддверие очередного «судьбоносного» саммита Украины с ЕС в киевском офисе Института стран СНГ обсуждали возможность ассоциированного членства Украины… в Таможенном Союзе.

Открывая круглый стол «Внутренние и внешние факторы влияния на интеграцию Украины в Таможенный союз», член экспертного совета российского интернет-портала «Фонд стратегической культуры» Виктор ПИРОЖЕНКО привел ряд экономических аргументов, указывающих на то, что неучастие в ТС с одной стороны просто таки самоубийственно для Украины (данные доводы читателям нашего издания хорошо известны, поэтому опустим их), с другой – учитывая производственные связи еще советского промышленного комплекса и геополитическое положение Украины, создает весьма проблематичную ситуацию и для РФ.

Констатируя нежелание влиятельнейших украинских финансово-промышленных групп (ФПГ) интегрироваться в евразийское экономическое пространство и согласившись с утверждением замдиректора Института стран СНГ Владимира ЖАРИХИНА (для которого «абсолютно очевидно, что Украина в Таможенный союз в ближайшее время не войдет»), докладчик предложил подумать над тем, возможно ли ввести статус ассоциированного члена ТС «для тех государств, которые не готовы еще вступить, но хотели бы сотрудничать». Это, по мнению Пироженко, «поможет формализовать стремления Украины работать с ТС по отдельным направлениям в авиационной промышленности, судостроении, энергетике и т.п.». Виктор Алексеевич уверен, что «отказаться от такого предложения Таможенного Союза на фоне стремления Украины к ассоциированному членству в ЕС будет весьма сложно».
Скоро будет нечего интегрировать

По мнению президента Центра системного анализа и прогнозирования Ростислава ИЩЕНКО, подход, при котором формы сотрудничества вырабатываются в расчете на принятие их теми или иными ФПГ, порочен в принципе: «Да, 20 лет государство проводило двухвекторную политику в интересах нескольких воров. Но сейчас пытаются создать еще одну такую группу, и у неё тоже есть особые интересы. Так что – каждая новая ФПГ будет вырабатывать новые формы сотрудничества? Они теперь придумывают, как «3+1» назвать по-другому. Это как если бы мне моя невеста предложила: «Давай ты на мне женишься, но я за тебя замуж не выйду». Или был бы у меня сосед алкоголик, которому я бы двадцать лет говорил: «Слушай, что ты делаешь? Ты же так мебель пропьешь, квартиру», он бы стал бомжем и пришел бы ко мне с предложением: «Слушай, а давай ты мне купишь квартиру и мебель, дашь немножко денег, чтобы я и дальше мог их пропивать».
Украина вступила в глубочайший кризис и сейчас уже перешагивает рубеж, за которым существование государства становится просто не просто не рентабельным, а невозможным. И через некоторое время даже при желании Украины вступить в Таможенный Союз для последнего это будет уже слишком дорого, или просто невозможно, потому что нельзя принять то, чего нет. Из гипотетических производственных мощностей, которые могли бы кого-то заинтересовать, только в Киеве – завод «Арсенал», уже отсутствует, завод им. Артема отсутствует, «Ремточмеханика» отсутствует, «Маяк» отсутствует, на «Ленинской кузнице» разве что «5 канал» работает. Не знаю насколько присутствуют еще николаевские верфи, но, думаю, они находятся в похожем состоянии. За 2012 год остановлено порядка 40% металлургических мощностей – они же и дальше будут останавливаться. В 2013 году планируется закрыть 35% угледобывающих мощностей.Конечно, можно планировать, что может быть когда-нибудь мы будем добывать сланцевый газ, но до этого еще дожить надо. Я понимаю, что только на проекте его добычи (на бюджетных деньгах, которые будут на это ассигнованы) некоторое количество людей сможет заработать миллионные состояния, но это не значит, что будет сланцевый газ.

Когда такими темпами закрываются предприятия, очень скоро возникает вопрос, а что делать с сотнями тысяч людей, которых увольняют с этих закрывающихся мощностей (и которым по 800 долларов или по 800 евро пособия по безработице никто платить не будет – вообще ничего платить не будут) и с миллионами членов их семей. Это значит, что мы находимся не просто за гранью крупнейшего экономического кризиса. мы находимся на грани крупнейшего социального взрыва. И то, что он не произошел в 2012 году, а перенесен на промежуток между 2013 и 2015 годами, это не заслуга качественного управления действующей власти, а проблема некачественной работы действующей оппозиции.

В такой ситуации наши партнеры на Востоке и на Западе, прекрасно понимающие, что страна срывается в штопор неуправляемости, вынуждены сидеть, сложа руки и ждать: либо эта власть одумается, либо сама себя закапает, и будет какая-то другая власть или несколько властей в разных частях бывшей страны, и тогда с ними нужно будет выстраивать отношения на новых условиях. А пока остается лишь уговаривать: «Перестань пить, иди работать!». Потому что здесь – и на уровне власти, и на уровне экспертного сообщества – все пребывают в теплой ванне и говорят: «Но у нас есть еще интересы Фирташа, они не совпадают с интересами государства, но давайте, Владимир Владимирович, пойдем все-таки навстречу господину Фирташу – знаете, какой он хороший человек! Подпишите что-нибудь такое, чтобы ему было хорошо, а мы будем радоваться».
Могильщик евразийства?

По мнению замдиректора Российского института стратегических исследований Тамары ГУЗЕНКОВОЙ, о предоставлении Украине особого статуса в рамках ТС можно было бы думать, если бы у нее уже не было «кредитной истории»: «При любых интеграционных инициативах (как сейчас говорят евразийских) Украина выдвигала особые условия. В результате, ее «участие» приводило эти объединения к такому состоянию, что их можно похоронить. Тем более опасно предоставлять особый статус для Украины в той интеграционной структуре, которая только находится в состоянии становления, которая в полной мере себя не реализовала. Для Таможенного Союза это означает – остановиться в своем развитии.

Таможенный Союз будет развиваться независимо от того, вступит ли Украина или не вступит. Более того, сейчас активно обсуждается превращение Таможенного Союза в Евразийский Экономический Союз, и я думаю, что в том или ином виде в 2015 году ЕврАзЭС заработает. К 2015 году в Таможенном союзе, скорее всего, появятся Киргизия и Таджикистан. Трудно скрывать, что это очень проблемные в экономическом отношении страны. Сейчас необходимо предпринять титанические усилия для их экономической санации. Это особо не афишируется, но об это надо говорить.

Точно также нужно более серьезно относится и разговорам о безальтернативности европейской интеграции Украины. Это отнюдь не «словесная шелуха». Это гораздо серьезней. Властные силы и интеллектуалы, которые в этом заинтересованы, пытаются выработать не просто определенную идеологию, а религию. «Европеизация» – это своеобразная религия. Это гораздо больше, чем просто внешнеполитический курс. Поэтому очень часто какие-то рациональные объяснения, попытки обсудить на уровне взвешиваний «за и против», «полезно или не полезно» не действуют – на многие вещи и украинское и, наверное, российское общество смотрит глазами обывателя и потребителя. А те, кто воспринимают прогресс, процветание государства, его будущее через то, сколько и какого качества продукт они могут потреблять в данный момент, конечно же, высказываются за общество потребления. И понятно где оно развивается.

Все это настраивает меня достаточно скептически оценивать ближайшую перспективу вступления Украины в Таможенный Союз».
Между сувереном и карликом

Владимир ЖАРИХИН, впервые приехавший в Киев в статусе завотделом Украины Института стран СНГ поддержал выступавших в том, что украинский выбор между ЕС и ТС – проблема мировоззренческая, а не экономическая. «Впрочем, в этом отношении европейский вектор – выбор также и российский, – считает политик. – Все мы чувствуем себя частью западного мира. Но движение в этом направлении становится все более сложным и проблематичным, поскольку экономические и во многом политические рычаги перемещаются на восток».

«Европейская интеграция и без того – не столь уж многообещающа для России, – заметил секретарь Института проблем социализма Александр ДУДЧАК. – От России Европе требуются только ресурсы. Даже если ее, похлопав по плечу со словами «вы, конечно же, такие, как и мы» куда-то и пригласят, то неизбежно придется переходить в плоскость решения практических проблем. В первую очередь, – в какой валюте рассчитываться. Если переходить опять под руководство международных финансовых институтов, значит однозначно интегрироваться как сырьевой придаток. И это в то время, когда по всему миру идет война за ресурсы, и в то время пока постсоветское пространство остается еще самодостаточной территорией с промышленной и научно-технической базой и пока не до конца разорванными производственными связями».
«И территорией, насколько это возможно, независимой – продолжил мысль Дудчака Жарихин. – Ведь ЕС «оккупирована» Соединенными Штатами не только экономически. Везде кроме Франции на тех или иных условиях (то ли натовских, то ли оккупационных, как в Германии) находятся американские войска. То есть, мы имеем дело с Евросоюзом как с экономическим гигантом и политическим карликом»

Директор украинского филиала Института стран СНГ Владимир КОРНИЛОВ вернул диспут в русло предложенной Виктором Пироженко темы: « Если мы говорим о неком ассоциированном членстве ТС, как своего рода аналоге ассоциированного членства в ЕС, то хотел бы напомнить, что никакого ассоциированного членства в ЕС не существует. И уж тем более, никто в Евросоюзе не говорит ни о каком ассоциированном членстве Украины. Все это – выдумка украинских политологов, которые слышали про договор об ассоциации, но даже не вчитались в его суть. Термин «ассоциированное членство» впервые появился в лексиконе некоторых западных коллег всего лишь неделю-другую назад. Будучи напуганными заявлениями премьер-министра Великобритании Дэвида Кэмерона о возможности референдума по вопросу участия его страны в ЕС, некоторые европейские политологи предложили обсудить – пока исключительно в теоретической плоскости – вопрос о создании института ассоциированного членства для Великобритании (видимо, украинских экспертов начитались, которые вовсю тут осуждают, что Украине кто-то хочет предоставить то, чего в природе не существует). Не случайно ЕС так усиленно сопротивлялся включению даже намека Украины в проект совершенно фантомного договора об ассоциации, который ничего не дает ни Украине, ни Европе. Вся «ассоциация» на самом деле – не более чем 10 политических пунктов в договоре о Зоне свободной торговли с ЕС.

Подобные переговоры об ассоциации ведет чуть ли не вся Южная Америка. Некоторые африканские страны уже подписали такие договора. Но это же не означает, что они или Чили когда-нибудь станут членами ЕС. Даже ассоциированными!

То есть, в случае с Украиной мы действительно наблюдаем выбор между худо ли, бедно ли, но реально действующим Таможенным союзом и фантомом – той самой религией, о который говорила Тамара Семеновна.

Вот как даже самые записные европейские «друзья Украины» видят ее будущее в ЕС: «Господь подарил Украине такую хорошую землю, что она может накормить всю Европу. Мы должны будем сказать Украине, что она может производить все злаки для Европы, но – никакого производства тракторов. Трактора можно производить в Польше». Это Лех Валенса. Все карты открыты, а у нас делают вид, что их вообще не существует. Со всех эфиров украинские политологи вещают о «приходе новых технологий на украинские заводы и фабрики сразу после присоединения Украины в ЗСТ с ЕС»! Наивные или лгуны? Скорее, второе. Ведь те же люди вещали, что самый «маленький украинец» сразу после вступления в ВТО ощутит резкое улучшение своего личного благосостояния.

Так что, предлагаю готовиться – таким вот аграрным придатком видели Украину и Бисмарк и Гитлер.

 

Источник

Россия — Украина прогноз 2013

Американская разведывательно-аналитическая компания Stratfor (которую почему-то называют «теневым ЦРУ», хотя деятельность последней куда менее публична, чем статьи этой компании) в рамках своего публичного геополитического прогноза на 2013 год (за перевод спасибо сайту «Хвиля») написала следующее:

«В последнее время Россия добилась впечатляющего успеха в восстановлении своего влияния среди стран бывшей советской периферии. После твердой демонстрации своей воли в войне с Грузией в 2008 году, Москва приложила руку и к свержению неугодных ей прозападных правительств в Украине, Грузии и Киргизии, пришедших к власти на волне «цветных» революций. Также Россия более тесно интегрировалась с Беларусью и Казахстаном посредством создания Таможенного союза, который до 2015 года Москва планирует расширить до Евразийского Союза. Но рост влияния России не является равномерным на всем постсоветском пространстве. Кремль вынужден противостоять как внутренним национальным элитам бывших советских республик, которые сильно отличаются между собой в зависимости от страны происхождения, так и внешним игрокам, стремящимся оспорить влияние Москвы в регионе. Поэтому в 2013 году Россия продолжит наращивать свое присутствие и влияние в одних регионах, тогда как в других она столкнется с серьезными препятствиями. Как страны, наиболее интегрированные с Западом, государства Прибалтики в 2013 продолжат прикладывать усилия по диверсификации поставок энергоносителей из России и наращиванию экономического и оборонного сотрудничества с Европейским Союзом и НАТО в общем и со странами Скандинавии в частности.

В 2013 году самым важным в российской внешнеполитической повестке может стать налаживание отношений с Украиной. Россия будет форсировать интеграционные процессы с Украиной путем взятия под свой контроль украинской газотранспортной системы и призывами к Киеву присоединиться к Таможенному союзу. В 2012 году Украина могла противостоять домогательствам со стороны России ощутимо снижая свой импорт российского газа. Но это было возможным благодаря режиму экономии и теплой зиме, а не серьезному прогрессу в диверсификации энергопоставок (как в Польше и Прибалтике) или более тесному сотрудничеству с Европейским Союзом. Поэтому в 2013 году следует ожидать, что Киев будет более сговорчивым и готовым идти на компромисс в отношениях с Москвой».

Иными словами говоря, именно в 2013 году будет произведены основные шаги по интеграции Россией Украины в Таможенный, а далее Евразийский союз. И возможности для маневров у Украины больше практически не осталось.